А тем временем...

В мире

Facebook

Главная » Аналитика

Создана: 28 March 2013 в 12:47

Политолог Кость БОНДАРЕНКО: Интеграционная Одиссея Украины – между Сциллой и Харибдой…

Путь, который проходит Украина в своем историческом развитии, до боли напоминает путь Одиссея: двадцать лет скитаний, путешествий наугад, противостояния со стихией, вызов Богам, попытки перехитрить судьбу, процессы превращения в свиней, борьбы с циклопами, общения с мертвыми, головокружение от пения сирен... Ну и, конечно же, Сцилла и Харибда. Как же без них?. Сегодня Украина оказалась в той точке, которую Гомер описал в двенадцатой главе «Одиссеи». Справа – уродливая Харибда, которая своими хищными пастями хватает и рвет всех, кто приблизится к ней. Слева – страшный водоворот Сцилла, который втягивает и уничтожает корабли... Пройти нужно так осторожно, чтобы понести наименьшие потери.

Фото: Политолог Кость Бондаренко.

Опрос

Как вы оцениваете свой «добробут» - уровень жизни?

Показать результаты

Loading ... Loading ...

«Incidis in Scyllam cupiens vitare Charybdin» – «наталкиваешься на Сциллу, пытаясь избежать Харибды», говорили в древнем Риме, имея в виду ситуации, о которых наши современники говорят «Из огня да в полымя». Именно эта поговорка как нельзя лучше характеризует то состояние, в котором оказалась Украина, делая свой выбор между ТС и ЗСТ, между Москвой и Брюсселем, между Евразийским Союзом и Европейским Союзом. Ведь реалии таковы, что без потерь в экономике и в политической жизни пройти интеграционный путь не удастся.

Украине снова приходится – в который раз! – выбирать наименьшее зло. Опять приходится мириться с рисками и потерями, которых было так много за последние два десятилетия. Глобализация не жалеет немощных. Интеграционные проекты пишутся сильными без учета интересов слабых. Брюссель – как и Москва – слезам не верит.

Одиссей бродил двадцать лет по закрытому со всех сторон водоему, не представляя, что искомая Итака совсем рядом. Неудачи и просчеты можно было списать на волю богов.

К сожалению, наши политики не могут себе позволить подобное святотатство. И все чаще приходит в голову, что сценарий украинской «Одиссеи» писал какой-то неизвестный Гомер нашего времени, однако фамилией этого Гомера была Симпсон.

Сцилла Евросоюза

Критика евроинтеграционных стремлений Украины – дело обычное. Конечно, критика не всегда надуманная и часто имеет под собой реальные основания, которыми нельзя пренебрегать. Истина, очевидно, имеет место где-то посередине.

Не является секретом то, что еще в 2008 году была заложена системная ошибка в ходе переговоров про документ с известным всем названием – «Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС», составной частью которого является Соглашение о ЗСТ. Европа всячески пыталась избежать дипломатических формул, которые бы давали Украине надежду на будущее членство в Евросоюзе – европейские чиновники и дипломаты выражали решительное «нет» попыткам внести в преамбулу документа память о европейской идентичности или признание Украины неотъемлемой частью Европы.

Участники переговоров с украинской стороны несколько лет вели сложные переговоры: еще бы! Ведь именно эта норма – признание европерспектив – отличала бы Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС от аналогичных документов , подписанных Евросоюзом с Израилем, Марокко, Вьетнамом и Чили.

Украина так увлеклась получением этой нормы, что постепенно сдала большое количество экономических пунктов. Эксперты неоднократно говорили о них и о рисках, которые могут ожидать Украину в момент вступления в силу документа. Интересный момент: политическая часть Соглашения об ассоциации должна быть ратифицирована парламентами 29 стран, зато экономическая часть – Соглашение о ЗСТ – вступает в силу сразу же после подписания.

Прежде всего, следует подчеркнуть, что Соглашение предусматривает создание Совета Ассоциации, в которую должны войти 28 представителей стран ЕС и 1 представитель от Украины. Статья 475 Соглашения говорит о том, что решения, принятые этим органом, обжалованию не подлежат. Законодательство Украины и нормативные акты должны быть приведены в соответствие с законодательством ЕС.

В соответствии с Соглашением, Украина должна в короткие сроки:

– Ввести европейские нормы экологической безопасности предприятий и закрыть заводы, которые не соответствуют этим нормам. Реально – 80% предприятий тяжелой промышленности;

– Установить европейские экологические стандарты для ТЭЦ. Это приведет к фактическому закрытию всех ТЭЦ в стране;

– Запретить продажу на рынках продукции, выращенной на приусадебных участках;

– Перейти на европейский стандарт железнодорожной колеи. Это – многомиллионные расходы;

– Запретить экспорт энергоносителей по ценам выше внутренних. То есть, для того, чтобы сохранить высокие цены на электроэнергию, которю Украина традиционно экспортирует, потребуется повысить цены для внутренних потребителей?

– В течение 4 лет ввести более 20 тысяч стандартов в различных сферах – от винтов и лампочек до ширины тротуаров.

Это – лишь часть рискованных моментов, которые, к сожалению, серьезно ударят по экономике Украины, а в будущем будут вызывать серьезные недоразумения и недовольство. Уже сейчас эксперты указывают на то, что немалое количество институтов и соглашений, инициированных Евросоюзом, просто не действуют.

Как пример – Европейская энергетическая хартия, к которой присоединилась Украина. Хартия на деле не предусмотрела никаких серьезных санкций в отношении нарушителей международных соглашений и не создала механизм предотвращения ситуаций, при которых одни члены Соглашения не действовали бы в ущерб другим участникам. Яркая иллюстрация – позиция Болгарии, которая согласилась на участие в проекте «Южный поток», хотя этот проект формально не поддержан Евросоюзом и он явно вредит интересам Украины, которая присоединилась к Хартии.

А где же гарантии того, что Украина, присоединившись к Договору об ассоциации, вдруг не окажется в положении, когда отдельные члены ЕС не захотят выполнять его нормы, не ратифицируют Соглашение или будут просто игнорировать его? Где действенный механизм реализации положений Соглашения? Тем более, что экономическая часть, которая является более выгодной для европейских бизнес-кругов и еврочиновников, будет работать независимо от последствий ратификации политической части?

Один из высокопоставленных украинских дипломатов на заданные мной вопросы лишь развел руками: «Хуже всего, что мы сейчас поставлены в ситуацию, когда другого варианта уже нет и не будет в ближайшие годы, и мы вынуждены просить худший вариант – потому что по воле наших «блестящих» переговорщиков этот невыгодный договор стал максимумом, на который мы можем надеяться на ближайшее десятилетие. Ведь другая альтернатива – Таможенный союз».

Сегодня у значительной части наших сограждан наблюдается эйфория по отношению к интеграции в рамках ЕС. Евросоюз рассматривается, чуть ли не как Абсолют, рай и панацея от всех наших проблем. Как величественное царство Цирцеи. Как остров Калипсо.

На самом же Евросоюз – это видимое «меньшее зло», которое также несет в себе риски и потери, особенно для экономики. Обещания отдельных экономистов, что мол, подписание соглашения об ассоциации даст возможность для небывалого притока инвестиций, имеют спорный характер. Ведь плоды этого инвестиционного бума будут ощутимы – в лучшем случае – лишь через несколько лет.

Но – мы выбрали для себя евроинтеграционный курс и должны его пройти. «И ничего не поделаешь», – как говорил композитор Станислав Людкевич в 1939 году, торжественно-обреченно приветствуя советскую власть во Львове.

Харибда Таможенного союза

ТС, который сегодня пытаются актуализировать как противовес европейской интеграции Украины, по сути своей является взяткой местным элитам, которую Путин пытается дать в обмен на политическую лояльность и на включение тех или иных постсоветских стран в российское геоэкономическое пространство.

Действительно: ТС предлагает довольно серьезные выгоды, которые так просто, «за красивые глаза» не предоставляются. Казахстан, войдя в ТС, автоматически начал собирать пошлины с товаров, которые движутся из Китая в направлении России или Белоруссии. Добавьте коррупционную составляющую, присутствующую в таможенном деле, и станет понятно: те, кто включены в коррупционную вертикаль, могут быть удовлетворены.

Однако в случае с Таможенным союзом вспоминается старый анекдот про бизнесмена, перед которым появился Дьявол. «Что ты хочешь?» – спросил Дьявол. – «Миллиардные активы, председательство в огромной финансовой корпорации, выгодные изменения в законы...» – начал перечислять бизнесмен. – «Все будет сделано!» – ответил Дьявол. – «Ура! А что я должен дать взамен?» – спросил радостный бизнесмен. – «Душу», – сказал Дьявол. – «Душу? Я не понял ...» – «Душу. Всего лишь свою душу». – «Вот понимаю, что ты меня на чем-то кидаешь, но вот на чем?»

Примерно та же ситуация – с Таможенным союзом. За мгновенные выгоды и возможность продемонстрировать скачок в экономике Путин просит только одно – ключи к суверенитету. В обмен Украина получит и дешевые ресурсы, и снятие всех ограничений.

Однако Путин не гарантирует украинским олигархам, что они будут пользоваться протекционистскими механизмами в противостоянии с более мощными российскими коллегами. Так же не будет гарантировать Януковичу, что в 2015 году ему вдруг не придет в голову идея типа «Знаете, Виктор Федорович. Мы пришли к мнению, что Украине нужен новый президент».

Один из украинских политиков, говоря в частной беседе о преимуществах ТС и ЗСТ, сказал интересную фразу: «Все зависит от того, что мы хотим - устойчивое развитие или быстрые деньги. ЕС – это принцип multiply в бизнесе. Таможенный союз – это кэш».

В течение последних месяцев в рамках Таможенного союза не все гладко. Сначала накануне Нового года прозвучало слабое недовольство ситуацией со стороны Нурсултана Назарбаева – мол, Казахстан получил значительно меньше доходов в бюджет, чем было обещано при вступлении в ТС. Несколько раз раскритиковал ситуацию в Таможенном союзе Александр Лукашенко.

ТС не дает гарантий относительно отсутствия изъятий и ограничений – некоторое время они будут сохраняться для целого ряда отраслей экономик стран-участниц. Правила Таможенного союза провоцируют внутренние войны и потребность в стимулировании со стороны государств собственных производителей.

Белорусы и казахи обращают внимание на несправедливость распределения доходов и таможенных платежей между участниками союза. Россияне говорят о том, что российский бизнес старается регистрировать предприятия и платить НДС на территории Казахстана. Белорусы говорят о незащищенности рынка сельскохозяйственной продукции, что ставит под удар 80% предприятий страны.

Втягивание Украины в ТС, помимо потери контроля над газотранспортной системой, может обернуться потерями в аграрном секторе. Украина – по замыслу создателей Таможенного союза – должна стать элементом новой системы «Зернового ОПЕК», о чем уже несколько лет говорят в Москве.

В условиях мирового продовольственного кризиса, о котором постоянно говорит генсек ООН Пан Кимунг, существует соблазн создать систему, которая бы диктовала и контролировала мировые цены на зерно и продовольствие. Россия вместе с Казахстаном могли бы использовать свой потенциал для подобных целей. Однако им не хватает достаточного количества перевалочных баз зерна.

Украина обладает третьим по мощности в мире объемом перевалочных баз. Наличие таможенных тарифов и собственных объемов зерна делает проблематичным доступ казахстанского и российского зерна на украинские перевалочные базы. Вступление Украины в Таможенный союз ломает тарифные ограничения, но одновременно будет бить по украинским земледельцу.

Хуже сего то, что отцы-основатели ТС не скрывают своих планов на перспективу: создания не только общего экономического пространства, но и введения общей валюты и общего Центробанка. То есть, это – фактически – начало новой конфедеративной страны. Не удивлюсь, если столица этой страны будет перенесена – как это предлагают некоторые российские политики – в Киев. Последствия представляете?

В поисках украинской Итаки

Сцилла втягивала каждого, кто приближался к ней, в страшный водоворот. Харибда – рвала на куски и поглощала.

Ни Евросоюз, ни Россия не гарантируют Украине сохранения субъектности в рамках новых интеграционных объединений. Более того: сами украинские политики прекрасно понимают внутренние проблемы, которые непременно возникнут в Украине в случае ускоренной интеграции или в направлении Евросоюза, либо в направлении евразийских образований: при разновекторной направленности менталитетов жителей украинских регионов можно ожидать радикальных сценариев.

Между тем, есть немало способов избежать или смягчить риски, которые несут в себе интеграционные процессы.

Во-первых, у Украины есть возможность поставить вопрос ребром: почему мы должны соглашаться на дискриминационные условия, согласно которым выгодное для Евросоюза Соглашение о зоне свободной торговли с Украиной начинает действовать немедленно, а необходимая для Украины политическая часть Соглашения об ассоциации должна пройти ратификацию всеми национальными парламентами ЕС?

Как говорила героиня старого еврейского анекдота, «Нет уж, папенька: погром так погром!» Пусть соглашение о ЗСТ получает привязку к ратификационному процессу: в таком случае европейские бизнес-ассоциации будут выступать в роли политических лоббистов Украины в процессе ратификации Соглашения. И Украина будет понимать, ради чего она идет на экономические риски и потери.

Во-вторых, рассматривается ли целесообразность активизации деятельности Украины в рамках альтернативного европейского интеграционного проекта – EFTA, Европейской ассоциации свободной торговли – вплоть до подачи заявки на членство в этой организации?

В свое время EFTA создавалась как параллельный проект для Общего рынка, прообраза ЕС, где главную роль играла Великобритания. Многие нынешние члены ЕС перед вступлением в Евросоюз были членами EFTA – Великобритания, Дания, Швеция, Австрия, Португалия и так далее. Сегодня членами EFTA являются четыре страны – Швейцария, Норвегия, Исландия и Лихтенштейн.

Украина отвечает всем условиям и критериям, необходимым для членства в EFTA. На членов EFTA распространяется режим свободной торговли с ЕС и безвизовый режим для граждан. С июня 2012 между Украиной и государствами EFTA действует режим свободной торговли, о чем почему-то мало упоминается. Это – софт-вариант евроинтеграции.

В-третьих, Украина может найти точки соприкосновения с Россией, Белоруссией и Казахстаном, которые будут позволять избегнуть полномасштабного включения нашего государства в ТС. Уже сейчас обсуждаются варианты сотрудничества в режиме постоянного наблюдателя, ассоциированного участника и тому подобное. Конечно, это не тот объем, который бы удовлетворил Российскую Федерацию, но компромисс – это поиск взаимных уступок.

Главное – избежать искушений. И не впасть в эйфорию или отчаяние. Потому что интеграция – это не однозначное благо, а вынужденные процессы. И здесь важно уберечь максимум тех позиций, которые уступать нельзя ни при каких обстоятельствах.

...Одиссей все-таки – после двух десятилетий скитаний – добрался в родную Итаку. Где женихи, желавшие вступить в брак с его женой Пенелопой и завладеть островом, пировали и уничтожали запасы продовольствия, глумились над простыми людьми и требовали от царицы быстрого принятия решения, определенности: кому она отдаст предпочтение. Одиссей хладнокровно перебил всех и вернул себе свой остров и свою любимую.

В финальной сцене «Одиссеи» в исполнении Андрона Кончаловского, 1997 год, Одиссей объясняет свою жестокость: «Они хотели украсть мой мир!». Чем не лозунг для украинских политиков и дипломатов на переговорах как в Брюсселе, так и в Москве?..

По материалам: «Украинская правда».

Автор: Кость БОНДАРЕНКО, политолог.
Источник:«Политика&Деньги».

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Ваш запрос обрабатывается....

Комментарии - Нет комментариев

Добавить комментарий

Развернуть форму



Актуально...

Самые обсуждаемые

Популярные

51 queries. 0.362 seconds.
51 / 0.362 / 14.59mb