А тем временем...

В мире

Facebook

Главная » Блоги

Создана:

D. Vydrin

Какие стратегии власть и оппозиция Украины будут использовать в 2014-м году, чтобы добиться своих тактических целей?..

Вообще-то этот вопрос газеты, который мне адресовался, – не совсем понятен. В том плане, что обычно стратегии используются для того, чтобы достигать тех или иных стратегических целей. Тактические цели не решаются стратегическим инструментарием. Например, если на фронте проводится тактическая операция – захват высоты или села – вряд ли будут использовать стратегическую авиацию или, тем более, стратегические ядерные силы.

Поэтому, наверное, можно говорить о том, какие стратегии характерны для оппозиции вообще, в том числе и в 2014-м, и какие стратегии характерны для власти.

Начну с оппозиции. Стратегия оппозиции вытекает из главного лозунга, который собственно и привел к тому, чтобы Майдан Независимости переименовали в Евромайдан.

То есть, стратегия заключается в том, чтобы любой ценой в кратчайшие сроки обменять независимость страны на протекторат со стороны руководящих европейских институтов. Связана такая позиция, видимо, с тем, что лидеры оппозиции уже не верят в то, что Украина может эффективно управляться внутренними политическими ресурсами и собственными политическими элитами. Отсюда вытекает стремление передать бразды правления опытным брюссельским чиновникам, влиятельным немецким политикам и отлаженным европейским законам.

Собственно, так в последние годы поступили некоторые центрально-европейские страны, и сегодня их правительства и элиты играют практически декоративную роль. Все основные распоряжения для страны – по поводу валютной политики, налоговой, миграционной и эмиграционной, инфраструктурной и так далее – поступают из специализированных европейских институтов.

Иначе говоря, стратегия оппозиции заключается в том, чтобы как можно быстрее сами институты стратегирования переместить из Киева в Брюссель, Берлин, Страсбург и прочее. Соответственно, о собственной стратегии при таком подходе говорить не приходится.

Что касается власти, то тут возможны варианты, поскольку у нее пока нет единой стратагемы. И она, очевидно, весь год будет находиться как раз в ее поисках – либо логических, либо, скорее всего, интуитивных.

Такой стратагемой может, например, стать традиционный украинский «политбуддизм» – то есть фактическое непротивление событиям и дрейф по волнам обстоятельств. Главные лозунги в таком случае не политические, а вульгарно-бытовые («все пройдет», «время лечит», «как-нибудь да будет»). К такой стратагеме чаще всего прибегали украинские власти, когда боялись любым своим движением усугубить и без того кризисную ситуацию.

Другой стратагемой для власти может стать своего рода «политколлаборационизм». Такая стратагема предполагает на каком-то этапе слияние с требованием оппозиции об обмене неэффективной доморощенной самостоятельности на более корректное, более эффективное и законооправданное внешнеевропейское управление.

И, наконец, третьей стратагемой может быть мучительный рывок из клубка проблем, которые опутали власть подобно Лаокоону. Но для того, чтобы вырваться из этих проблем, надо начинать этот кризисный клубок распутывать по каждой составляющей. Украинский протест имеет тысячи мотивов, сотни причин, десятки фундаментальных предпосылок. Стратегия власти могла бы заключаться в выявлении и четкой артикуляции каждой из них. И во всем этом необходимо разобраться.

Но уже сейчас очевидны главные причины и предпосылки протеста. Люди выходят на улицы и площади, когда невостребованными оказываются их возможности, силы, потенции. Деньги (без которых ни один протест невозможен) тоже «выходят» на улицы и площади, когда нет других более выгодных способов их вложения.

Соответственно, единственно выигрышную стратегию власти надо начинать разрабатывать с выявления двух фундаментальных причин: почему в Украине есть невостребованные государством, бизнесом люди, и почему в стране есть неадаптированные в выгодные проекты деньги.

Начнем с первой проблемы. В основе любого политического протеста лежит отсутствие тех или иных традиционных институтов народного волеизъявления или нарушения в их работе. Например, в любой стране, где не работают институты прямой демократии – референдумы, плебисциты – в потенциале возможен протест людей, которые не могут донести свои идеи и чаяния до власти. Такой причиной может быть неэффективное местное самоуправление – недостаточные права местных громад и прочее.

Наконец, причиной политического протеста могут быть разорванные на том или ином уровне политические лифты. Например, отсутствие выборности губернаторов.

Поэтому, повторяю, единственная выигрышная стратегия власти для снятия причин протеста – это полная ревизия накопившихся проблем народовластия и точное, быстрое, эффективное удаление этих «политических тромбов».

Аналогичная стратегия должна применяться и в экономической сфере. Нужен немедленный анализ того, почему национальная экономика отторгает потенциальную энергию и способности миллионов людей.

В частности, почему так получилось, что крупнейшим государственным приоритетом стал крупный бизнес, хотя главным мировым трендом является опережающее развитие мелкого и среднего бизнеса? Почему в стране не заработали высокотехнологичные проекты, абсорбирующие самых квалифицированных специалистов? Почему не были созданы технопарки с акцентом на хайтек? Почему эффективно не были использованы возможности развития телекоммуникаций? Почему не происходило оптимальное слияние науки, образования и производства? И так далее.

Если власть хотя бы будет искать ответы в этом направлении (пусть не готовые ответы, но уже само стремление к их поиску) – это даст ей стратагему невероятной силы.

Наконец, в рамках этой стратагемы надо ответить на вопрос – почему в достаточно бедной стране, как ветер листья носит по улице, нереализованные экономические интересы носят по улицам и площадям громадное количество денег.

Власть должна задать себе вопрос: если бы, например, были такие проекты, как государственно-частные платные акционерные дороги европейского качества, дающие, скажем, гарантированный доход каждому акционеру процентов 30, где бы были деньги громадного количества людей – в этих дорогах или на протестных улицах?

Короче, есть громадное поле для стратегирования, была бы только ответная политическая воля.

Дмитрий ВЫДРИН, политолог, философ.

 

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Ваш запрос обрабатывается....

Комментарии - Нет комментариев

Добавить комментарий

Развернуть форму



Актуально...

Самые обсуждаемые

Популярные

33 queries. 0.260 seconds.
33 / 0.260 / 12.7mb