А тем временем...

В мире

Facebook

Главная » Аналитика

Создана: 28 December 2019 в 13:37

Философ и политаналитик Андрей Ермолаев: «Ахиллесова пята» президента Украины Зеленского и его «свиты слуг»…

Все чаще сталкиваюсь с тем, что печатные материалы или видео-интервью по каким-то неизвестным мне причинам остаются «на полке», приглашения на ТВ отменяются или «вытесняются» более удобными участниками. Живем в такое время, когда вместо политических партий приходят «медиа-партии» и партии-корпорации, со своей этикой, внутренней цензурой и дисциплиной, тщательно скрываемой внешним лоском. Ну да Бог с ними. Из материалов, которыми хотелось бы поделиться, - фрагменты одного из интервью (октябрь 2019г.). Учитывая, что текст стенограммы я довольно тщательно перерабатывал, думаю, нет ничего зазорного, если он появится в виде отдельных тематических фрагментов. Ну а если это интервью таки будет опубликовано – значит, будет лишний повод поблагодарить коллег за сотрудничество с медиа.

Фото: Философ Андрей Ермолаев.

Опрос

Как вы оцениваете свой «добробут» - уровень жизни?

Показать результаты

Loading ... Loading ...

О преемственности режимов…

Каждый очередной режим, получивший мандат доверия на вполне демократических выборах, очень быстро трансформируется в корпоративную «семью» - и метафорически, и буквально. Кумовья, зятья, друзья по корпоративу…

За спиной у такой «семьи» - конгломерат ФПГ и т.н. «олигархов», которые становятся главными партнерами, инвесторами и источником кадров.

А свои собственные активы укрепляют и умножают за счет перепила активов своих менее удачливых конкурентов. С Зеленским, к сожалению, происходит та же метаморфоза.

Во-вторых, никто из политических выгодо-получателей «украинских революций» 1993-2014гг (я их определяю как «ре-эволюционные петли») не покушался на базовые основы корпоративного государства: суррогатная собственность, клиенталистская «демократия», помещичье самоуправление, политическая полицейщина (от прокуратуры, СБУ и судов – до новоявленных и таких же «ручных» НАБУ, ДБР и пр.) Все старались провести «дизайнерские мероприятия», спекулируя на теме реформ.

Зеленский от них мало чем отличается («позвоню Баканову за этого черта» стало уже формулой Новейшего времени).

Чего явно не хватает новой власти?..

Прежде всего, у новой власти нет своего «гипер-текста», который бы задавал рамку всему новому курсу. Постепенно команда Зеленского превращается в очередных преемников прошлых режимов.

Кстати, первыми это заметили те (я говорю и о политиках и об экспертах), кто все эти годы отстаивал необходимость более смелых и решительных шагов по установлению мира на Донбассе. Ведь это самый больной и самый важный, чувствительный вопрос для всего общества. Но… Плана Зеленского так и не оказалось.

Зато, в отличие от циничной, но прямолинейной политики порошенковской «партии войны», команда Зеленского оказалась более податливой для предложений и давления извне.

Европа, Запад в целом «выдавливают» мир, принуждая к нему и Россию, и Украину. Может быть, и этот путь даст свой результат.

Но все же мы должны понимать разницу между политикой «плыть по течению», или самостоятельной политикой опережения и собственных инициатив.

Невнятность, отсутствие собственной доктрины и основ нового курса, - ахиллесова пята Зеленского и его многочисленных «слуг».

О новой «власти менеджеров»…

Если убрать словесную шелуху и нестандартность поведения, то на поверку мы имеем дело с властной командой, где и правда господствует «психология менеджеров» - то есть организаторов и проводников решений.

А вот центры разработки этих решений – за пределами власти. Может, поэтому моно-большинство в парламенте быстро заработало себе имидж «зеленого ксерокса» - штамповщика готовых, и малопонятных им самим законодательных решений.

Пластмассовый «политический ксерокс» пластмассового поколения, а вернее – пластмассовая часть Нового поколения, потому что Настоящие, на мой взгляд, еще не пробудились и не включились.

Большинство из заявленного – это, по сути, программа трофейной экономики (приватизация земли, остатков госактивов). И окончательной корпоратизации госсструктур (фактическая президентская монополия на силовой блок, компактный партийный парламент, закрытый «византийский» характер принятия решения).

Правда, – с диджитал-эффектами, и практическая недоступность к «кухне» полит-экономических решений, резкое сужение числа реальных корпоративных «собственников» – буквально до двух-трех олигархических групп), которая развернулась еще в эпоху «позднего» Кучмы (1998-2003).

Он (Зеленский и его К) просто доводит до логичного завершения реформу земельных отношений (открытый первичный рынок) и намерен завершить большую приватизацию (госмонополии, инфраструктура).

«Слуги народа» говорят о неких институциональных рыночных свободах – как о способе обеспечения экономического роста. Но на практике это означает резкое снижение геоэкономического потенциала страны, ослабление крупого национального капитала, окончательный демонтаж «социального государства» (начавшийся при Порошенко), - фактически это политика провинциализации Украины («мотыга и смартфон»).

Рапс и комбайны, дроны и перевалка в портах, сворачивание индустриальных кластеров и расширение секторов услуг, налаженный экспорт образованной рабочей силы. А еще – гламуризированная «экономика порока» (казино и «лас-вегасы», …), господствующий в культуре потребительский рагулизм…

Грубо говоря, это финальная распродажа.

Собственно, о распродаже...

…Я часто вспоминаю статьи наших нынешних умников-олигархов, которые, видимо, мало задумывались о будущем, когда от своего имени размещали в 90-е годы статьи об антикризисной политике в Украине.

В частности, ряд материалов вышел в тогда еще популярной «Независимой газете» (1997-98 гг). В этих материалах, возможно, под впечатлением эффекта российской «семибанкирщины» 1996-97гг, продвигалась идея того, что для спасения украинской экономики государство должно сделать ставку на успешные частные компании. И доверить им большую часть неприватизированных активов (промышленных, прежде всего), а уж эти компании модернизируют эти активы, повысят их капитализацию – ну и дальше, на внешний рынок.

Такой вот циничный вариант антикризисного дерибана.

Что, собственно, в разных формах потом и происходило – через давальческие схемы, аренду, коррумпированную приватизацию… Сейчас даже начинающий журналист по памяти назовет десяток компаний, которые стали брендом украинской олигархии 1990-2000-х.

Но история этих компаний очень схожа – «политические крыши», критический импорт, скупка или управление крупных предприятий, обеспечение бизнеса с помощью политических инвестиций и участия в государстве-корпорации…

Теперь вот время пришло дооформить собственность на землю, железные дороги, порты, энергосистему, чуть позже – на ОПК.

А чем то, что сейчас происходит с украинскими активами, как олигархическими, так и государственными, в эпоху теперь уже Зеленского, отличается от оформления той самой распродажи?

…Проблема даже не в том «в чьи руки», а в том, что перераспределение активов происходит как перераспределение вещей – привлекательных, выгодных.

Практически полностью отсутствует рамка политики национальных интересов. Например, – отсутствует напрочь агро-индустриальная политика.

Кстати говоря, заметьте, что этого языка вообще нет в текстах команды Зеленского – ни у экономистов, ни у политологов. Они продолжают говорить языком трофейной распродажи.

Для понимания: политика национальных интересов основывается на приоритете общественного интереса в сочетании с интересами национального капитала и государственной политики безопасности, которую я определяю как как «безопасность развития».

О «новом поколении» в политике…

Новое поколение – явление глобальное, и в историческом, и в культурном, и в поведенческом срезах.

Прежде всего, это поколение сформировалось в условиях относительного благополучия, и не обременено травмами мировых войн 20 века.

Глобальная экономика, новые транснациональные лифты, либеральный флер развития – все это существенно повлияло на мировидение и на практические установки этих новых.

Они рождались в период господства глобального мифа о «среднем классе» (нам он тоже знаком, верно ведь?).

Но период глобальной турбулентности, латентная Новая Депрессия, начавшаяся в 2000-е, разрушили миф о стабильном среднем классе и включила всеобщий «аларм» - кризис будущего, поиск нового образа спасения.

Так на сцену вышел новый спаситель – Новые (молодые, образованные, драйверы). На развалинах «мифа о среднем классе» родился миф и о новом поколении как о спасителе.

Из этой когорты - Макрон и Трюдо, Пеллегрини и Санду. В этом же ряду – и Зеленский.

Несомненно, они все – очень разные. Но как исторический феномен – они дети своего времени и своеобразный «общий ответ».

…Но в украинском измерении Новое поколение – это еще и поколение Независимости. В широком диапазоне, от 20 до 40 лет, это поколение – носитель «кода разрыва», онтологического скачка, разделяющего разрушенную советскую цивилизацию и нынешний транзит.

События последних 15 лет «активировали» это поколение, но очень специфически.

Одна пассионарная часть была вовлечена и прошла школу майданных революций и активности в гражданском секторе, была вовлечена в войну.

Многие из этой части получили высокий социальный статус (признание) и личный психологический статус (само-идентификация).

Но они так и остались игрушкой в руках политических инвесторов, часто – фасадом перемен.

Те, кто прошел войну на Донбассе, попали в жестокий конвейер военной рабочей силы, так и не найдя другого применения. У этой части поколения есть моральное право на признание. Но у них нет своей визии развития страны. И с ними работают те политсилы, которые смотрят на них как на мощный инструмент реванша.

Вторая часть – т.н. «предприимчивые», получившие образование и делавшие преимущественно бизнес-карьеру, наиболее успешно распорядились шансом на успех и поддержку.

Именно они, часто – идя на «запах», составили основу проекта «Слуга народа», и заполнили социальные лифты, стали таблоидом Нового поколения-победителя.

Большинство этих людей связаны были со сферой сервиса, обслуживания, креативной экономики. Они привыкли к благополучию, устойчивости, внутреннему равновесию. Они никогда не жили в надрыве. Их ахиллесова пята – мажорность, легковесность, мимикрия и менеджерская без-основательность. И их я называю «пластмассовыми».

И третья составляющая – образованная часть Новых. В образованной молодежной среде формируется новый, интеллектуальный поток. Назовём его «новым украинским патриотизмом».

Там рождаются новые идеи, прожекты и визии. Там внимательно следят за мировыми интеллектуальными дискуссиями. И там не берут на веру пропагандистский «белый шум» о войне и мире, очередных «100 реформах» и пр.

Это часть поколения не отождествляет себя с нынешней «пластмассовой победой». Но слабость их в том, что они ещё плохо самоорганизованы, и ещё не мыслят себя как новая социальная сила. Однако в их среде все четче проявляется вопрос: «Почему не мы? Почему - аниматоры, шоумены, комики, фотографы, а не мы?!».

Эта часть поколения менее предприимчива, но более фундаментальна. И вот с ней я связываю будущее и проект NEXT…

…Антимажорный протест – вот что может быть вероятным уже в ближайшее время внутри нового поколения. И первыми активно включатся гражданско-патриотические круги.

Это видят и учитывают оппоненты Зеленского, которые после серии поражений на выборах ищут новые ключи к раскачиванию ситуации. Неслучайно сейчас так активны националистические организации. Марш защитников – это первая ласточка этого процесса, к этому нужно относиться серьезно.

А вот что касается интеллектуального крыла нового поколения - оно задержалось в своем «поколенческом детстве».

С этой средой никто толком не работал, и часто молодых интеллектуалов воспринимают как будущий сервис, «полезные мозги».

Но – нужно помнить, с чего и где начинались бархатная революция 1968 и перестроечные движения средины 1980х, - в университетах, интеллектуальных клубах и в просвещенной прессе. Думаю, так может быть и в Украине.

О Втором Трансформационном кризисе и Украине…

…Исторический этап, который мы переживаем (майданые революции, войну на Донбассе, и даже феноменальный успех ЗЕ-команды), несмотря на какую-то украинскую оригинальность, на самом деле совпадает с процессами, происходящими в большинстве постсоветских государствах.

По существу дела, это второй трансформационный кризис бывшей советской цивилизации. Первый – 1980е – завершился распадом бСССР и формированием сети корпоративных государств.

Если кратко: номенклатурно-корпоративный капитализм «взорвал» бСССР изнутри, и оформление власти нового корпоратократического класса, выросшего «из штанишек» номенклатуры и криминально-теневой среды, создал новую политэкономиескую основу своего существования – суррогатную собственность (микст частной и государственной) и корпоративное государство.

Ведь принято было считать, что государственный сектор априори неэффективен. Почему?..

Да потому, что по факту большинство госпредприятий были включены в какие-то странные полутеневые схемы, с липовыми тендерами, серыми схемами или используются в полутени.

По сути, в суррогатной собственности само государство стало инструментом дополнительной эксплуатации и обеспечения конкурентоспособности уже приватизированных, частных активов. Отсюда странные госпрограммы «поддержки», копеечные лицензии на добычу ископаемых, министры-олигархи-собственники схем, и пр.

Суррогатная собственность - это использование государства для развития своего частного крупного дела.

Но прошедший период – «трофейного» распоряжения доставшихся активов республик – исчерпал возможности и потенциал суррогатной собственности.

Глобальный кризис только катализировал кризис государств-корпораций на пост-советском пространстве. Шаткое и иллюзорное равновесие рухнуло, и мы все воочию видим тотальное разрушение разворованной национальной инфраструктуры жизни – от дорог и транспорта до социальных объектов.

Старые мифы о среднем классе, справедливом государстве и модернизации рухнули. Социальное расслоение и распад социальных структур достиг критической черты.

В Украине по нарастающей начались «волны» революционных протестов, которые, как правило, заканчивались ре-эволюционными петлями и господством очередной «семьи».

Но проблемы от этого никуда не исчезают, а становятся еще остреее. Война, откол территорий и миллионы разбегающихся по другим странам трудовых мигрантов, распад идентичности (культура, язык, социальные связи) - - это все жестокие, но близкие по сути явления ОДНОГО ПОРЯДКА.

В итоге, ни в одном из постсоветских государств не была решена проблема развития конкурентной, успешной, современной экономики. А мы везде имеем дело с какими-то странными многоукладными гибридами.

Владимир Зеленский и его команда являются, вольно или невольно, завершителями той самой трофейной, корпоративной системы, которая была рождена в конце 90-х в Украине.

Обернется ли его «либертарианская политика» новой революционной волной?

Предполагаю, что майданной революции уже не будет. А, скорее всего, у нас может быть два переплетающихся процесса. Мы рискуем столкнуться с локальными социальными мятежами и бунтами, связанными с положением отдельных групп, особенно тех, кто столкнется, например, с окончательной потерей своего рабочего места из-за закрытия производства или его перепрофилирования.

И второй процесс-спутник - это новая волна центробежных тенденций. Ну на что люди обращают внимание для того что бы выжить? Да бог с ним с Киевом, нам бы тут…

И кого начинают поддерживать? Тех, кто рядом, в чьих руках судьба территории, населенного пункта. То есть, - региональной элиты.

А с учетом того, что у нас впереди грядут выборы в местные органы самоуправления, то в регионы сместится и эпицентр политической борьбы.

Я не думаю, что власть Зеленского падет от уличных революций. Куда вероятнее (учитывая, как устроен Зе-режим и его уровень компетентности) угроза того, что он может превратиться в беславного президента, который будет «плыть по волне» и рассчитывать на поддержку внешних центров принятия решения (как олигархических, так и «сетевых», в диапазоне от внешней политики до «реформ»).

Об олигархии и постолигархическом развитии…

Олигархи в постсоветских государствах - повсеместное явление (мы сейчас не об именах, а о феномене).

С чем это связанно?

В большинстве государств после распада советской империи остались огромные кластеры современной, эффективной, конкурентоспособной экономики. Но - с разорванными связями.

И каждый - на свой манер - постарался воссоздать какие-то, нередко уродливые, заменители производственных цепочек.

В Украине так сложилось, что в целом ряде секторов хозяйства воспроизводится высококонцентрированный крупный капитал. Это законы экономики. Потому что внутреннее разделение труда, кооперация, система подрядчиков, финансовое обеспечение операций – все это в совокупности порождает такой феномен как финансово-промышленная группа.

Мне кажется, тот состав олигархии, который у нас на слуху, просто не справился с собственной жадностью, близорукостью и, извините, с банальными понтами.

Олигархия оказалась мельче и меньше того приватизированного экономического потенциала и геокономического влияния, которые она «проглотила» в период большого трофейного дерибана.

Грубо говоря, украв спортивный мотоцикл, они десятилетия на нем пиццу развозили. Пока не пришло время ремонта этой дороги и сложной машины, место которой – на крупных спортивных аренах и трассах ралли, а не на переулках.

Соответственно, нынешняя, изрядно поредевшая олигархия так и не стала национальной силой, понимающей и способной выступать в роли одного из со-организаторов национального экономического, социального и политического пространства.

А потому и стала воплощением всех бед… Но, даже если мы раз в год будем расстреливать олигархов поименно, принципиально это ничего не изменит.

Почему система превращает бизнесменов в олигархию?..

Потому что мы имеем дело до сих пор с корпоративным государством, где власть была и остаётся главным инструментом защиты собственности, обеспечения возможностей на внешних рынках.

Олигархия не «умрет» только потому, что какой-то президент скажет, «что мы теперь разделяем власть и бизнес».

Олигархия «умрет» только тогда, когда будет успешно завершена новая индустриальная реформа, и мы будем иметь более сбалансированную экономическую систему, которая не будет требовать постоянной покупки закона, программ развития, бюджета и министров…

Может быть, мысль шальная, но, возможно, как раз сейчас политика такого частичного социализма могла бы помочь Украине. Где некоторые олигархические группы можно было бы «принудить» к соуправлению активами, но с целью сохранения контроля этих комплексов, их модернизации и выхода на внешние рынки.

Но примитивная политика подрыва олигархов как конкурентов и распродажа их активов - это гибельная политика.

И если либертарианцы в правительстве считают, что разрушив большие бизнес-империи, они обеспечат будущее стране, то скоро они поймут, что пилят сук, на котором сидят.

И создадут почву для новых социальных конфликтов и экономического спада.

Автор: Андрей ЕРМОЛАЕВ, руководитель Strategic Group Sofia, экс-директор Национального института стратегических исследований Украины, философ, политический эксперт-аналитик (Киев, Украина).
Источник:«Политика&Деньги» - politdengi.com.ua.

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Ваш запрос обрабатывается....

Комментарии - Нет комментариев

Добавить комментарий

Развернуть форму



Актуально...

Самые обсуждаемые

Популярные

50 queries. 0.347 seconds.
50 / 0.347 / 13.07mb