А тем временем...

В мире

Facebook

Главная » Аналитика

Создана: 31 August 2017 в 14:57

Может, что-то таки «не так в консерватории»? Возможно, следует, наконец, начать что-то делать?..

Среднестатистический гражданин и некоррумпированная экономика – это как дикарь и фотоаппарат. Дикарю недостаточно научиться пользоваться фотоаппаратом, ещё необходимо осознать, нужен ли он ему вообще. Никто не спорит с тем, что у фотоаппарата есть полезное свойство – это цветные картинки окружающего нас мира. Это значительно удобнее, чем выдалбливать примитивные фигурки на стене пещеры. Дикарь сразу поймёт, что «фото – это хорошо». Но есть кое-что, что портит всю малину: фотоаппарат нужно заряжать плёнкой, вставлять в него батарейки, иногда – чинить. Уровень знаний дикаря недостаточно высок, чтобы содержать эту высокотехнологичную вещь, не говоря уже об искусстве фотографии. По такой аналогии новая экономика с социальными гарантиями, свободным бизнесом и возможностью быть одновременно честным и состоятельным – это фотоаппарат; фотография (то есть полезное свойство) - это надёжность, стабильность, достаток; а дикари – это мы с вами, отсталое население отсталой страны, которое, не научившись производить батарейки и фотоплёнку, хочет делать цветные картинки. Мы уже настроились на цветные картинки. Мы уже наобещали своим детям, что они всю жизнь будут делать цветные картинки. Но по факту, наш уровень – это выдалбливание угловатых фигурок на камне. Потому что обслуживать что-то кроме молотка и зубила мы не можем. На этой несостыковке и строится коррупция: желание минус возможности.

Фото: Рис. Алексея Меринова.

Опрос

Как вы оцениваете свой «добробут» - уровень жизни?

Показать результаты

Loading ... Loading ...

В принципе, коррупция – это естественная форма приспособления неразвитого человека к условиям развитой цивилизации. Бесполезно вести споры о том, как её победить, тыча пальцем в заграницу. Вокруг полно восторженной болтовни вроде: «Ты говоришь, нам не победить коррупцию, меняя законодательство, ужесточая наказания и ведя пропаганду, но вот в Швеции...».

И начинается поток тупой болтовни о том, как двоюродный брат чьей-то жены был в Стокгольме и видел честного полицейского, который арестовал гражданина, пытавшегося дать взятку, чтобы отмазаться от штрафа за неправильную парковку велосипеда. Только вот в чём проблема: истории о честной Европе с газонами и вежливыми полицейскими звучат из уст тех, кто паркует свой внедорожник на детской площадке, поскольку уже заплатили за это место на год вперёд.

Ориентируясь на стандарты жизни «современного развитого общества», мы не стремимся соответствовать требованиям этого «современного развитого общества». Да, по европейской моде мы приучили 99% населения к тому, что каждый должен жить достойно, но жить приходится по средствам. Как выяснилось, в России это не одно и то же. Между тем, ввиду бездарности, посредственности и лени нам не удаётся преумножить наши средства. Требованиям цивилизованного общества мы никогда не соответствовали.

Принципы протестантской этики, бюргерства, порядочности и делового оборота никогда не уважали. При этом провозглашённые нами стандарты достойной жизни, напомню, никто не отменял, и все 99% их домогаются. Что происходит, когда кому-то не хватает на осуществление своих желаний? Правильно, он отбирает у другого. Вот и вся коррупция. Всего лишь рвение жить так, как тебе наобещали, и добывать для этого деньги.

С банковской системой, электронными платежами, регистрацией фирм через интернет, с электронной бухгалтерской отчётностью и прочими прибамбасами к нам не пришла западная экономика. Всё, что дал нам западный образец экономики, это более мягкие и не такие очевидные способы воровства – через бюджет, финансирование «социалки», рынок, налоги, манипулирование финансами.

Теперь не обязательно слать карательные отряды, чтобы кого-то грабить, когда есть расчётные счета, условные деньги, бюджетные субсидии, соцстрахование, услуги ЖКХ и т.п.

«Критиковать все могут, - возразите вы, - лучше скажи что делать». К сожалению, здесь всё сводится к эволюции сознания, а если ближе к науке, то к эволюции мозга. Это значит, что советы бесполезны. Судите сами: насколько разумно советовать менее развитому существу «доэволюционировать» до более развитого? Станете ли вы уговаривать ящерицу поскорее превратиться во что-то человекоподобное?

Конечно, нет. Вы просто ни о чём с ней не договариваетесь. Но проблема в том, что никто не заставляет вас жить среди ящериц, не считает вас с ящерицами равными и не финансирует принудительно за ваш счёт их размножение, дрессировку и питание. А вот с нашими согражданами дела обстоят иначе. Необходимость скидываться в бюджет на их «бесплатное» образование, их «бесплатное» здравоохранение, на трудовые гарантии и компенсации при их 99-процентной профнепригодности, необходимость выплачивать «материнские капиталы» и прочую халяву за детей, которых они не в состоянии содержать в том количестве, в котором рожают, – всё это создаёт безграничное поле для воровства. Привык жить «общаком»? Тогда забудь о лучшем.

Если вы правильно поняли намёк, то коррупция в органах власти и бизнесе – это естественный результат будничной жизни тех, кого называют «простыми людьми». Теми самыми людьми, которые, случись что, ноют: «Я простой человек, работяга, каждый день вкалываю, воспитываю троих детишек. А правительство меня грабит». Но именно такие люди обязаны проявлять активность в борьбе с коррупцией, только не воплями с транспарантом раз в год на площади, а меняя, прежде всего, свой быт.

Именно эти «простые люди», а не «коррумпированные чиновники» и не государственная власть, обязаны «доэволюционировать» до общества без коррупции. Это «простые люди», а не мэр или губернатор, каждый день живут среднестатистической жизнью. Это они питают своим неквалифицированным трудом и оголтелым рожразмножением систему, не способную дать им условия существования, которых они требуют. Именно эти «простые люди» не участвуют каждый день и каждый час в формировании новой экономики, которая может позволить себе «достойный уровень жизни» для отдельно взятого человека, не вынуждая его красть.

Ведь воровство – это всего лишь симптом бедности. Вопрос в смене мышления. Чтобы не хотеть воровать, подкупать, быть подкупленным или безразличным к подкупу других, нужно, чтобы наш мозг заработал принципиально иначе. Но не торопитесь. Ваше «теперь я стал либералом» – это скамеечно-дворовая болтовня. Сменить образ мышления – это гораздо более неприятная и неудобная вещь. Это – перестать мечтать о том, о чём вы мечтали всегда. Это – засунуть поглубже множество своих «хочу». Это – начать предъявлять к своему поведению такие требования, которые казались вам немыслимо тягостными и ненужными. Это – не ходить по газонам. Это – утомлять себя ради профессиональной компетентности. Это – натянуть на лицо пресловутую искусственную западную улыбку.

Что заставляет население цивилизованных стран вешать на себя все эти обременения? Естественный отбор. Простой, биологический, бездуховный, кощунственный и попирающий «особость» человека естественный отбор. К моменту рождения европеец уже приговорён быть таким, каким мы его знаем. В прогрессивной экономике выживают люди, которые ей больше соответствуют. И отбор идёт с каждым поколением. Медленно и постепенно. Меняется воспитание, которое передаётся из поколения в поколение. Меняются слова, которые вам говорили в детстве ваши родители, и они уже не те, что вы говорите своим детям. Вот, что такое смена мышления. Вот что такое прогресс сознания – его медленное перестраивание под нужды общества. А смена мнения по какому-то вопросу – это дешёвая уловка. Хватит трындеть.

Если вы выросли в среднестатистической семье и хотите европейского образа жизни, не получится перейти к нему без сверхусилий. Придётся вкалывать больше, чем Европа, чтобы её догнать. Не получится вдруг зажить лучше без применения «внештатных» средств. Придётся отказаться от сериалов про ментов, от четырёх детей в семье, от свадеб с пьянкой и идиотскими конкурсами, от мифа «широкой русской души», от истории, изучаемой по принципу «мы всех побили» и многих других близких сердцу вещей. Придётся, наконец, приходить на работу, чтобы работать, а не ждать, когда наступит вечер, чтобы свалить домой, делать закатки на зиму.

К слову, придётся также отказаться и от привычки делать закатки на зиму, чтобы это не засоряло вашу голову на работе. Может тогда вы станете получать нормальную зарплату, которая позволит вам приобретать продукты у тех людей, для которых это, действительно, является работой. Жизнь неэффективных русских работников переполнена бытовыми проблемами, которые делают их неэффективными. Большинство из этих проблем можно было бы решить за счёт высоких доходов.

Но эти маленькие бытовые проблемы – это их зона комфорта. Это то, что позволяет не напрягать мозги. Это то, что позволяет жить одной извилиной без лишних затрат сил и энергии. Наши люди не дотягивают до работы в условиях европейской экономики. Наш уровень – это дачные грядки и закатки на зиму. Придётся отказаться. Не готовы? Никто и не заставляет, но и на последствия не жалуйтесь.

Так что решить проблему коррупции, поменяв за пару секунд своё мнение по поводу экономики, не получится. Вопреки расхожему мнению, сознание не может резко перевернуться. Оно меняется долго и последовательно. Сознание – это всего лишь синаптические связи между нейронами мозга, через которые движутся все ваши мысли. И эти связи образуются относительно долго. Новое мышление как бы продалбливает себе дорогу через клетки мозга, и это дело не одного дня.

Если Ваш собеседник рассуждает о сознании, отрицая его биологическую природу, значит вы имеете дело с болтуном. И эта болтовня в данной конкретной ситуации препятствует вашему движению к жизни в развитом обществе. То есть каждый лишний болтун среди тех, кого вы слушаете – это удар по вашему благополучию. Мы можем либо говорить о своём развитии, либо реально развиваться.

Увы, если вы росли в бедной стране, то ваш мозг адаптирован к условиям, в которых более выгодным является умение стырить, сберечь и стырить ещё, а никакой не профессионализм. Конечно, и в богатой европейской стране можно родиться в бедной семье и приобрести склонность к воровству, однако при очередной попытке что-нибудь стырить вас арестует честная полиция, охраняющая добропорядочных граждан. А что же в бедной стране? В бедной стране в нужде росли все: вы-ворюга; полицейский, который обязан ловить вас на краже; граждане, которых этот полицейский обязан защищать за мизерный оклад. Скорее всего, вас отпустят за взятку. Всё очень детерминировано. И никто не виноват. Просто это нищее общество.

Если неким чудом у вас сформируется мозг, приспособленный под стандарты цивилизованного общества, скорее всего, здесь вы не выживите. Обзаведясь склонностью воздерживаться от преступлений, подлости, грубости и наглости, Вы тем самым лишитесь средств выживания в условиях нехватки ресурсов.

Итак, чтобы привыкнуть к стандартам цивилизованной экономики, в которой можно жить без коррупции, нужно для неё созреть. Если вы ни разу в жизни не видели купюру, то, скорее всего, при первой встрече употребите её для подтирания, нежели используете как обменный ресурс. Если ранее вы не были знакомы с телескопом, то некоторое время будете считать, что это дубинка.

И равным образом, если человеку пришлось жить в условиях стандартов экономики, которые пришли извне, скорее всего, он будет пользоваться новыми возможностями по старым правилам (придумывать, как проще украсть теперь). Отсутствие коррупции – это и есть новый стандарт новой экономики нового общества. Развитая экономика современного мира функционирует на базе ряда ограничений и правил, которые добровольно соблюдаются отдельно взятыми людьми. Одно из этих правил – не порть систему.

Ведь, действительно, часто приходится слышать: «Европа победила коррупцию». Нет, Европа не побеждала коррупцию. Европа пережила коррупцию. Планомерное развитие экономики, снижение уровня населения, технократия, компьютеризация и, наконец, эволюция сознания – всё это привело к отсутствию коррупции. В характере европейского человека появилась некая рафинированность, обусловленная достатком. Поколение за поколением отбирались те, кто лучше всего соответствовал протестантской этике, размеренной, расчётливой, рациональной, скромной.

Ответы на вопросы, связанные с коррупцией следует искать не в поверхностной философской, цивилизационной болтовне учёных-гуманитариев, а в конкретных параметрах мозга отдельно взятого человека. Но, поскольку секционирование мозгов всего населения Европы не представляется возможным без летального исхода для оного, следующий по эффективности способ изучения коррупции – это эволюционный подход.

Такой подход отвечает на главный вопрос: а могло ли быть иначе? И это самый страшный вопрос для виновников коррупции. Если вы рассуждаете о коррупции и задаёте вопрос «живут ли в Украине, в России достаточно честные люди?», вы рискуете быть обманутым, потому что проходимцы всегда стараются казаться честными. Куда более разоблачителен для них другой вопрос: «А есть ли в России, в Украине предпосылки для формирования честной среднестатистической личности?». И в этом вся соль: таких условий нет. И сколько не бейся, сколько не притворяйся, а доказать разумному собеседнику, что ты честный и готов жить на одну зарплату, не сможешь. Бедность, которая окружает человека, всегда вызывает недоверие по части честности. Ты не можешь быть честен при таких обстоятельствах, потому что ты всё ещё жив.

Давайте будем откровенны, при покупке одного и того же товара у белокурого шведа и у загорелого араба вы будете испытывать разный уровень доверия, даже если цена будет одна и та же. Но не потому что вам известно, что этот конкретный араб любит набить цену, а потому что обычно восточные люди пытаются так делать. Обычно. По средней статистике. Толерантность толерантностью, но природную расчётливость не выкинешь. И это не вопрос дискриминации. Вашему кошельку плевать на количество пигмента в чьей-то коже, если это не имеет устойчивой связи с тем, что из него пропадают деньги. Но почему так? Почему существуют такие устойчивые связи? Почему смуглая кожа сделалась сигналом к опасениям? Потому что люди в восточных странах живут в бедности.

Их торгашество – это не «плохо», не «хорошо» и не «нормально». Это всего лишь эволюционно сбалансированная система, при которой в пустыне лучше плодятся и выживают те, кто умеет продать воздух втридорога. А как же иначе? Тот, кто умер от голода лишь бы остаться честным, добился своей цели: он умер. Вот его, честного, и нет сегодня среди нас, равно как и его потомства с «геном честности».

Глядя на восточного человека, готового обсуждать с нами какую-либо сделку, мы настораживаемся. Так получилось, что восточные черты совпали с восточным менталитетом, и мы знаем к чему готовиться, когда видим смуглую кожу, даже если наш заграничный друг и не собирался торговаться. Но, завидев славянские черты лица, мы отучились ждать подвоха.

Нас приучили к тому, что в нашей стране надо (и это ключевое слово – «надо») считать, что мы цивилизованны, надо шарахаться каждый раз при слове «взятка».

Мы создали в своём разуме диссонанс, противопоставив свою нищую реальность своим же лощённым европейским иллюзиям. И теперь у нас даже средний класс может позволить себе быть средним классом, только будучи нечистым на руку.

Так есть ли смысл валять дурака? Есть ли смысл делать вид, что нам вообще нужна честность? Может быть, лучше поскорее признаться себе в собственной несостоятельности, нищете и безответственности? Возможно, следует, наконец, начать что-то делать.

Автор: Владислав КРАМЕР.
Источник:«Политика&Деньги» - politdengi.com.ua.

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Ваш запрос обрабатывается....

Комментарии - Нет комментариев

Добавить комментарий

Развернуть форму



Актуально...

Самые обсуждаемые

Популярные

47 queries. 0.260 seconds.
47 / 0.260 / 14.78mb