А тем временем...

В мире

Facebook

Главная » Аналитика

Создана: 11 January 2018 в 10:14

«Всё смешалось в доме Облонских»: как отличить НАБУ от ГБР и зачем нам в Украине так много дорогостоящих структур по борьбе с коррупцией?..

Антикоррупционная политика Украины не слишком эффективна. Если не сказать откровеннее… После свержения режима Януковича и Революции Достоинства в Украине произошло много переворотов и изменений, которые повлекли за собой позитивные и, иногда, негативные последствия. Но есть и те события, вклад которых в развитие гражданского общества Украины оценить сложно, так как их влияние довольно неоднозначно. К примеру, это создание целых шести антикоррупционных органов за три года, которые сейчас призваны бороться с самой наболевшей проблемой Украины – «кумовством» в плохом смысле этого слова, или, проще говоря, коррупцией среди высших и низших эшелонов власти. И дабы избежать путаницы в этих органах и их полномочиях, предлагаем разобраться: какие структуры за что отвечают, кто виноват и что с этим делать?

Фото: Дмитрий Разумков.

Опрос

Как вы оцениваете свой «добробут» - уровень жизни?

Показать результаты

Loading ... Loading ...

Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ)…

НАБУ было создано 16-го апреля 2015-го года. В область его полномочий входит расследование коррупционных преступлений, связанных с чиновниками высшего уровня: президентом, членами правительства, депутатами, судьями, прокурорами областей и руководителями областных государственных администраций.

Вопрос о создании этого органа возник после того, как было признано, что механизм противодействия коррупции в Украине не работает и нужно создать новую, а главное независимую, структуру, которая будет заниматься расследованием коррупционной составляющей в высших органах власти Украины.

Таким образом, президент Украины Пётр Порошенко подписал закон «О Национальном антикоррупционном бюро Украины», чем, фактически, как бы дал старт борьбе с коррупцией в стране. Забегая наперёд, отметим, что старт довольно затянулся и был, мягко говоря, вялым.

Директором НАБУ был назначен Артём Сытник – бывший начальник следственного отдела прокуратуры Киевской области. Фигура довольно однозначная, без тёмного прошлого, не имеющая баснословных «сбережений» и недвижимости (согласно декларации), женат, воспитывает двоих детей. Хоть долго никто не подозревал, что такой заурядный кандидат на конкурсе главы НАБУ, как Артём Сытник, победит, президент отдал ему своё предпочтение и теперь он возглавляет эту структуру.

Сегодня однозначно оценить работу НАБУ тяжело, есть и достижения, и явные провалы. Пока еще ряд просчетов можно списать на неопытность молодой структуры, но кредит списания на «молодо-зелено» уже почти вычерпан…

Национальное агентство по предотвращению коррупции (НАПК)…

Данная структура была создана чуть раньше, чем НАБУ – 14-го октября 2014 года. НАПК обеспечивает формирование и реализацию государственной антикоррупционной политики, занимается проверкой и контролем е-деклараций государственных чиновников и обеспечивает функционирование системы подачи е-деклараций. Всего три основные функции и все три выполняются с трудом.

Антикоррупционная политика Украины не слишком эффективна. За всё время существования НАПК было проверено меньше ста деклараций, хотя на сайте е-декларирования их сейчас более полутора миллиона.

Ну, а сама подача этих деклараций настоящий квест для тех, кто обязан это делать: сервера не выдерживают колоссальной нагрузки, и чиновники вынуждены дневать и ночевать у компьютера, дабы успеть заполнить ежегодную декларацию, иначе можно попасть под уголовную статью.

К слову, если не проверяется содержание этих е-деклараций, то говорить о проверке правильности их заполнения тем более не приходится.

Если не самая одиозная, то точно спорная фигура в борьбе с коррупцией – Наталья Корчак – возглавляет это ведомство. До назначения на должность работала юристом и преподавателем в НАУ.

А, собственно, борьба с коррупцией в этой структуре проходит довольно странно. К примеру, за неполный год Наталья Корчак заработала больше миллиона гривен, а сотрудники НАПК могут в месяц получать надбавку свыше 250%.

Такую политику начисления зарплат Корчак аргументирует тем, что высокие зарплаты нужны для привлечения больше кадров для борьбы с коррупцией в Украине, при том, что официальная зарплата без надбавок варьируется от 8 до 19 тысяч гривен в месяц.

Вот уж точно, где повышение «минималки» на 523 грн. чувствуется не существенно!

Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП)…

Вот сейчас уже в голове возникает вполне логичный вопрос: «Антикоррупционная – это значит, что там расследования проходят честнее, чем в обычной?». Не совсем так, хотя логика, в какой-то степени, правильная. Специализированная антикоррупционная прокуратура – это самостоятельное структурное подразделение Генеральной прокуратуры Украины, которое было создано 30-го ноября 2015-го года.

По закону, к функциям САП относится: надзор за соблюдением законов при проведении досудебного расследования, который осуществляется НАБУ; поддержание государственного обвинения в соответствующих производствах и представительство интересов гражданина или государства в суде в случаях, предусмотренных этим законом и связанных с коррупционными или связанными с коррупцией правонарушениями.

Руководитель этой структуры – Назар Холодницкий – до назначения на пост главы САП был первым заместителем прокурора в прокуратуре Автономной Республики Крым, которую после оккупации перенесли в Киев. По сравнению с зарплатами своих коллег на антикоррупционной ниве, Холодницкий получает довольно скромное жалование – около 30 тысяч гривен в месяц.

САП вместе с НАБУ показало некоторую результативность: это и обнародование схем разворовывания государственных средств беглым нардепом Александром Онищенко, и скандал с судьей Чаусом, и «черная бухгалтерия» Партии регионов, и множество других красивых и постановочных задержаний.

Почему так иронично? Зададимся вопросом: чем закончилось дело экс-главы ГФС Романа Насирова? А Народных депутатов Розенблата и Полякова? Пока ничем… Да и в то, что они закончатся реальными приговорами, или хотя бы внушительными штрафами, с каждым днем все верится труднее. К сожалению.

Национальный совет по вопросам антикоррупционной политики…

Это не слишком публичный орган, который появился в Украине в один день с НАПК – 14-го октября 2014-го года. Он создавался как консультативный: для разработки антикоррупционной стратегии, за соблюдением которой должно следить НАПК. Структура функционирует при президенте и подает ему предложения по борьбе с коррупцией.

Главой структуры был избран бывший председатель крымского Меджлиса Мустафа Джемилев.

Национальное агентство по вопросам розыска и управления активами, полученными коррупционным путем

Данный орган является самым молодым – он был создан 24-го февраля 2016-го года. Из названия понятно, что агентство будет заниматься розыском имущества, которое по тем или иным причинам используется не по назначению. Проще говоря, было украдено.

Закон о создании этого агентства принял Верховный совет, чем на законодательном уровне закрепил механизм розыска активов, подлежащих аресту, их возврат и управление.

Кроме того, Верховный Совет определил правовые основы организации и деятельности отдельного независимого органа, ответственного за такую деятельность.

Его глава – Антон Янчук, экс-заместитель министра юстиции по вопросам евроинтеграции. Казалось бы, если о человеке не пишут в СМИ, значит он не особо интересен и исправно исполняет свою работу. Но вот курьез: Янчук был назначен на работу с нарушением.

Дело в том, что на эту должность существовал конкурс (похоже, что фиктивно) и к кандидатам выдвигался ряд требований, среди которых – опыт работы на руководящей должности не менее трех лет. У Янчука такого опыта нет, и он даже не должен был быть допущен к конкурсу. Но, тем не менее, в конкурсе он принял участие и теперь без зазрения совести возглавляет это ведомство.

Эту структуру во время принятия закона многие народные депутаты пафосно называли «Агентство возмездия», ссылаясь на её функции и задания, но до возмездия конкретно в этой структуре, похоже, еще очень далеко.

Государственное бюро расследований (ГБР)…

Несмотря на то, что этот орган находится на стадии формирования и еще не начал полноценно функционировать, к нему уже есть ряд вопросов.

Закон о создании ГБР был принят еще в октябре 2015-го года, но его реальное появление начали внедрять только сейчас. Основной функцией Бюро является выявление, раскрытие и пресечение преступлений, связанных с деятельностью организованных групп и преступных организаций.

Бюро должно также расследовать военные преступления, преступления, совершенные должностными лицами, которые занимают особо ответственное положение.

А теперь вопрос для внимательных читателей: не находите ли вы некоторые пересечение функций структур? Верно, расследование коррупционных преступлений относится к полномочиям НАБУ и САП.

Следующий вопрос: зачем нужна структура, которая перетягивает на себя чужие функции?..

Возникает конфликт, решить который, пока что, не слишком удается.

Согласно конкурсу, который был проведён в ноябре 2017-го года, бюро возглавил Роман Труба, экс-прокурор, ранее занимавший должности заместителя и начальника следственного отдела следственного управления прокуратуры Львовской области.

Из всего вышесказанного видно, что при «независимости» всех этих структур, косвенно или прямо они имеют отношение к кому-то из власти: президенту, генпрокурору, представителям разных политических сил. Для этого достаточно взглянуть на те скандалы, в которых они замешаны.

Например, недавно разгоревшийся скандал между ГПУ и НАБУ, который у наших европейских и американских партнеров поставил под сомнение желание Украины бороться с коррупцией.

Изначально, дабы не выносить сор из избы, конфликт объясняли пересечением полномочий двух структур, но потом Генпрокурор Украины Юрий Луценко обвинил НАБУ в незаконной прослушке 140 государственных чиновников.

Далее последовал ряд скандалов, в том числе и операция, проведенная сотрудниками СБУ по санкции ГПУ: задержание агента под прикрытием, работавшего от НАБУ, который пытался дать взятку первому заместителю главы Государственной миграционной службы Дине Пимаховой.

Тогда НАБУ рассыпалось в обвинениях Генпрокуратуры за то, что она препятствует деятельности Антикоррупционного бюро, но Юрий Луценко все обвинения отверг, аргументируя тем, что проверять чиновников дачей взяток недопустимо. На данный момент конфликт не развивается.

Стоит помнить, что ЛЮБАЯ антикоррупционная институция должна функционировать на временной основе, так как, если она действует постоянно, возникает множество вопросов к топ-менеджменту страны: чем занимаются чиновники высшего уровня, если за всё время работы антикоррупционных органов уровень коррупции не удалось побороть или, хотя бы, снизить? Пока этот вопрос остается без ответа.

Каждому из нас хотелось бы жить в государстве, в котором нет коррупции, лжи, высокие зарплаты и низкие налоги, а основной проблемой является глобальное потепление. Но сейчас мы живём в далеко противоположных условиях и нам нужно с этим бороться. Бороться своими силами.

Рассчитывать на колоссальную помощь извне уже не приходится и мы, фактически, остались один на один со всем вышеперечисленным. И как мы со всем этим справимся? Опять же, сложно ответить.

Но для решения, как минимум, одной проблемы – коррупции – у нас есть много ресурсов: поддержка международных партнеров, финансы, целых шесть структур.

И неужели при всём этом за три года нельзя было её побороть?..

Источник.

Автор: Команда «Украинской политконсалтинговой группы» под руководством политолога Дмитрия РАЗУМКОВА (Киев, Украина).
Источник:«Политика&Деньги» - politdengi.com.ua.

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Ваш запрос обрабатывается....

Комментарии - Нет комментариев

Добавить комментарий

Развернуть форму



Актуально...

Самые обсуждаемые

Популярные

48 queries. 0.364 seconds.
48 / 0.364 / 13.77mb