А тем временем...

В мире

Facebook

Главная » Аналитика

Создана: 10 May 2019 в 14:46

С точки зрения социологии. Эксперт-социолог Института стратегических исследований «Нова Україна» Александр Левцун: Почему Зеленский?..

Избрание Владимира Зеленского на высокий пост Президента Украины – больше, чем просто успех политика на выборах. Мы имеем дело с событием без преувеличения историческим, в том смысле, что оно отражает переломные моменты в процессе развития украинского общества. Предпосылками победы Зеленского стали смена поколений в политической сфере, переформатирование общественного сознания, инновационные тренды в информационном пространстве... Но всё по порядку.

Фото: Социолог Александр Левцун.

Опрос

Как вы оцениваете свой «добробут» - уровень жизни?

Показать результаты

Loading ... Loading ...

Что породило запрос на «новые лица»?..

Запрос на «новые лица» в той или иной форме присутствует на каждых выборах. Как и на рынке потребительском, на рынке электоральном всегда есть избиратели, ориентированные на новинки, желающие «попробовать» что-то новое.

В данном случае речь идет об ординарном спросе на «новые лица», запросе, который исходит из специфического сегмента избирателей. Однако в 2019 возник экстраординарный, масштабный по общественным меркам запрос на «новые лица», обусловленный

сменой поколений в политической элите;

кризисом доверия к политической элите, скомпрометированной коррупцией;

новациями в политической коммуникации.

Смена поколений...

Основных соперников Владимира Зеленского – Петра Порошенко, Юлию Тимошенко, Юрия Бойко и Анатолия Гриценко безусловно следует отнести к «старой генерации» украинских политиков. И дело здесь не в возрасте (П. Порошенко – 53 года, остальным – около шестидесяти). Все они пришли в «большую» политику на рубеже 1997-2002 гг., т.е. около двадцати лет назад.

Иными словами, с момента их прихода в политику сменилось целое поколение! Канула в лету эпоха Кучмы, стало достоянием истории «помаранчевая революция», реванш Януковича. «Доллар по восемь» стал таким же ностальгическим символом «золотого века», как и «колбаса по два двадцать».

Кардинально изменилась ситуация внутри страны, характер отношений с Западом и Россией, формы коммуникации и язык публичной политики. Неоднократно менялась повестка актуальных задач, правительства и программы развития. Все упомянутые политики успели побывать и во власти, в оппозиции, в той или иной оказались причастными к коррупционным скандалам.

В массовом сознании получила распространение точка зрения, что отсутствие прогресса в решении многих назревших проблем объясняется «консервативным», «ретроградным» мышлением «старых политиков», их неспособностью генерировать идеи, находить креативные и эффективные управленческие решения.

Возник запрос на политиков «новой генерации» - молодых политиков с «современным мышлением».

Особенно ярко был выражен этот запрос у молодежи, которые увидели в Зеленском «своего» кандидата. Социологи уже привыкли к региональным отличиям в электоральных установках населения. Но президентские выборы 2019 года заставили активно обсуждать возрастные особенности.

По данным Национального экзит-пола, в первом туре за В. Зеленского проголосовали 57% избирателей в возрасте до 29 лет, а среди представителей старшего поколения (60 лет и более) - только 13%. Таким образом, выборы зафиксировали своеобразный "конфликт поколений".

В общественно-политической жизни о себе решительно заявило молодое поколение, которое выросло в новых социальных реалиях – в эпоху Независимости Украины.

Мировоззрение этого поколения не испытало влияния советской авторитарной системы, ему чужды как идеологические ограничения (этатизм в любых проявлениях), так и «двойная мораль» приспособленчества.

Кризис доверия к политической элите...

Еще в начале 2018 года социологи зафиксировалиактивный запрос избирателей на «несистемного кандидата». Выяснилось, что значительная часть граждан готова проголосовать за Вакарчука и Зеленского в качестве кандидатов на пост Президента Украины.

«Встречаются как-то Вакарчук и Зеленский – во втором туре президентских выборов», - отреагировал на этот феномен 95-й квартал.

Почему избиратели были готовы поддержать кандидатов, не имеющих политического и управленческого опыта? Фокус-групп показали: в массовом сознании понятия «профессиональный политик», «руководитель органа власти» часто ассоциируются с «коррупцией».

Истеблишмент утратил всяческое доверие украинских граждан вследствие коррупционных скандалов, некомпетентности и откровенного пренебрежения интересами населения.

Кризис доверия к политической элите привел к агрессивному неприятию не только «старых политиков», но и политиков вообще. (Уже во время Революции достоинства рядовые участники отторгали претензии различных политиков возглавить протест).

Одновременно этот кризис породил запрос на «новые лица» из среды андеграунда.

Речь идет о людях, которые далеки от власти, от политической деятельности. Непричастность к политике в массовом сознании воспринималась как «незапятнанность», а удаленность от власти – как признак близости к простым людям. Слишком очевидной и глубоко непреодолимой оказалась пропасть между гражданами и политической элитой (хоть правящей, хоть оппозиционной). И новоявленные популисты из числа шоуменов были восприняты, как стоящие на той же стороне пропасти, что и простые люди

Итак, общественный запрос на коренное обновление политической системы проявил себя в готовности граждан поддержать на выборах кандидатов, не имеющих соответствующего профессионального опыта. «Несистемность», «неопытность» кандидата служат свидетельством его непричастности к коррумпированной политической системе, которая дискредитировала себя в глазах общественности.

Новации в политической коммуникации...

Как уже отмечалось, главные оппоненты Зеленского пришли в политику на рубеже 2000 г. За прошедшее время экспансия информационных технологий кардинально изменила повседневную жизнь населения, публичное пространство, политическую коммуникацию.

В процессе информатизации общества структурные элементы культуры – манера думать, желать, чувствовать – подверглись преобразованию, трансформации (особенно в крупных городах).

Господство электронных масс-медиа и визуальных средств передачи информации привели к появлению виртуальной жизни, где воображаемое играет все более значимую роль. Участие в политической жизни всё более связано с потреблением виртуальных иллюзий.

В политической коммуникации стремительно возрастает роль Интернета, социальных сетей, мессенджеров, нишевого телевидения (в т.ч. – благодаря Интернету и видеоблогерам). Утрачивает прежнее значение печатное слово – бумажная газета, листовка, буклет, чтение как элемент политической культуры. Оптимальная продолжительность рекламного видеоролика сокращается до 30 секунд.

Если считается, что индустриальная революция подавила физическую силу человека, то постиндустриальная революция подавляет его интеллектуальную состоятельность.

В массовом сознании утверждается «культура мгновенного реагирования», обладающая короткой памятью. Её носителям не свойственно осознавать и создавать – лишь воспроизводить снова и снова.

В украинском обществе снижается запрос на концептуальную политику, даже «продвинутую» публику (средний класс) всё меньше интересуют обстоятельные политические программы, стратегии социально-экономического и политического развития. (Нередко говорят, что постмодернизм не имеет программы, а всеобщая относительность вместо системы ценностей влечет за собой моральный упадок и угрозу представительской демократии).

Объективно сформировались новые требования к политикам: способность демонстрировать «современное» мышление и стиль, виртуозно работать в формате телевизионного ток-шоу, блиц-интервью (краткий вопрос-ответ), а главное – экспрессивность, умение вызывать у аудитории эмоциональную реакцию.

Политику больше не нужно блистать интеллектом, выступать в роли идеолога, обстоятельно разъяснять позицию по тому или иному вопросу. От него, в первую очередь, требуется кратко и образно сформулировать мессидж, вызывающий эмоциональные переживания. Фактически сложился запрос на медийного шоумена с благопристойным бэкграундом.

Удачными демагогами нового типа (в данном случае «демагог» не имеет негативного оттенка) оказались Вадим Рабинович и Евгений Мураев. В.Рабинович предстал в амплуа телепроповедника, Е.Мураев – в качестве эрудита, мгновенно выдающего ответы на любые вопросы. Они оба эпатировали публику категоричностью суждений и воинственным неприятием политики Порошенко.

Но по-настоящему большой успех в качестве медийного харизмата снискал именно Владимир Зеленский. В политику пришел профессионал из шоу-бизнеса, и на его фоне даже опытные популисты порою выглядели как дилетанты. Зеленский в полной мере соответствовал представлениям о «современном политике», которые сложились у избирателей.

Зачем нужна дорогостоящая реклама на телевидении, если можно снять на смартфон небольшой видеоролик и выложить его в Фейсбук? «Современно!». «Без лишних затрат!». «Доступно людям!» - восторженно реагировали симпатики Зеленского. Дебаты с Порошенко даже близко не напоминали содержательную дискуссию, а были похожими на конкурс капитанов КВН.

В этом состязании главным было дать хлесткий ответ оппоненту («умыть» его), а не разъяснить собственную позицию. Главное – сорвать восторженный рёв фанов удачной импровизацией, игрой слов, подколкой. И в этом Зеленский, конечно же, был непревзойденным.

Важнейшей новацией Зеленского в сфере политической технологии стал его сериал «Слуга народа». Речь идет о пропагандистском формате (виде продукта), предполагающем длительное воздействие на аудиторию и формирование определенного общественного запроса.

Как показали фокус-группы, именно фильм «Слуга народа» сторонники Зеленского нередко воспринимали как его политическую программу. При этом его предвыборную программу, представленную в Центризбирком, мало кто читал.

По мнению Евгения Головахи, популярности Зеленского «способствовал не образ Голобородько, а его жесткая сатира.., издевательства над политическим миром. Многим украинцам это понравилось».

Носителям протестных настроений импонировало то, как телевизионный герой обошелся с ненавистной политической элитой. И потому многие поверили обещаниям Зеленского наказать коррумпированных представителей власти.

У сериала была и другая полит-технологическая задача: представить Зеленского в роли главы государства. Еще до того, как Зеленский заявил о своем намерении баллотироваться на пост Президента, его в этом образе представили в своём сознании избиратели.

Они получили представление (виртуальную картинку) о том, как может / будет действовать Зеленский в этой должности. И к 1 января 2019 года избиратели психологически были готовы к тому, что шоумен, человек далекий от политики вступит в избирательную гонку.

Политики «старой генерации» во многом не соответствовали требованиям эпохи постмодерна. Они старательно использовали в своей избирательной кампании технологии и приёмы новой эпохи – продвижение рекламы в Интернете, пиар «независимых» блогеров, вели работу в социальных сетях…

Но «быть» человеком новой эпохи и «казаться» – совершенно разное. И искушенный креативный класс это тонко чувствовал.

Показательной в этом отношении стала неудача Ю.Тимошенко, имевшей реальные шансы выйти во второй тур президентских выборов. Команда ЮВТ своей ключевой задачей считала привлечение в ряды сторонников представителей «креативного класса» и молодежи. (Одной из причин поражения «сердечной» 2010 года политехнологи объясняют тем, что ЮВТ не удалось заручиться активной поддержкой указанных целевых групп).

В июне-сентябре 2018 года прошли несколько форумов, на которых презентовался «Новый курс» - концепции общественного, политического и экономического развития.

Тимошенко позиционировала себя в качестве стратега, предлагающего обществу масштабную (по объему текста), и современную («по последнему слову науки») программу реформ и обустройства общества.

На этих форумах было всё, и всё было не так: длительные выступления ЮВТ, изобилие новейших малопонятных терминов («блокчейн», «электронное правительство», «цифровая экономика» и пр.), прямая трансляция в Интернете, креативные уловки для создания хайпа (полуголый юноша с цветами) и пр. Не было одного – интереса и понимания у публики. Слишком очевидной было искусственность происходящего, слишком очевидной была цель – использовать «креаклов», а не привлечь к участию.

И как результат, сразу после выступления Тимошенко приглашенная публика расходилась под крики модератора: «Не уходите, пожалуйста! Не уходите!». Тщетно…

«Мне возмездие и аз воздам»: повестка, оказавшаяся наиболее адекватной общественным запросам...

Главной предпосылкой успеха Зеленского на выборах стало то, что он предложил повестку наиболее адекватную общественным ожиданиям, запросам избирателей.

Опросы, проведенные задолго до выборов, показывали, что респондентов больше всего беспокоили следующие проблемы: война на Донбассе, дороговизна жизни (высокие цены и низкие зарплаты), коррупция.

Таким образом, «народную повестку» программных требований на президентских выборах можно было сформулировать следующим образом:

- «Мира!»

- скорейшее прекращение военных действий и урегулирование конфликта на Донбассе;

- «Хлеба!»

- повышение покупательной способности, уровня жизни населения в целом · (в т.ч. – снижение цен на тарифы ЖКХ);

«Возмездия!»

- привлечение к ответственности и наказание коррумпированных представителей власти.

Исследования показали, что коррупция ассоциируются у граждан, прежде всего, с руководством страны. Именно П.Порошенко опрошенные граждане чаще всего называли в качестве политика, который в наибольшей степени причастен к коррупции.

Коррупция в массовом сознании была достаточно персонализирована, и запрос на ужесточение борьбы с коррупцией де-факто означал требование привлечь к суду и наказать действующего Президента.

Многие избиратели хотели таким образом выразить свое несогласие с действующим политическим курсом, свое недовольство снижением уровня жизни, отомстить за крушение надежд, которые связывали с избранием П. Порошенко Президентом в 2014 году. Жажда возмездия (мести) оказалось важнейшим мотивом избирателя на президентских выборах.

До выдвижения Зеленского фаворитом президентской гонки считалась Юлия Тимошенко. Она оседлала привычную ей социальную тематику: «зубожіння», тарифы ЖКХ, повышение пенсий и зарплат, выплата вкладов Сбербанка СССР. Однако очень скоро риторика Тимошенко утонула общем хоре популистских обещаний других кандидатов.

На фокус-группах типичным высказыванием участников было следующее: «Все политики обещают одно, и тоже – повысить зарплаты, пенсии, снизить тарифы».

Показательна в этом отношении девальвация предвыборного обещания Тимошенко снизить тарифы на газ. В октябре-ноябре 2018 г. появились её биллборды со слоганом «Гарантую: ціна на газ для населення буде знижена в 2 рази». Но уже в декабре рядом замаячила наружная реклама с изображением Каплина, который обещал снизить тарифы в четыре раза.

Избиратели, искушенные предвыборными технологиями, скептически воспринимали обещания кандидатов повысить зарплаты, снизить цены, сделать доступными медицинские услуги. Все понимали, что реализовать подобное в короткие сроки невозможно.

Скорым может быть только возмездие, месть. Казалось, Тимошенко вполне подходила на роль того, кто воздаст по заслугам Петру Порошенко, учитывая их давнюю конкуренцию и личную неприязнь.

Однако людям хотелось большего – сломать «систему», наказать всю элиту, а не только персонально Порошенко. И когда Зеленский заявило своём намерении баллотироваться, люди сразу поняли: пришёл подлинный народный мститель. «Зробимо їх разом!».

За полгода до официального начала президентской кампании у Юлии Тимошенко был самый высокий уровень электоральной рейтинг среди потенциальных претендентов на пост Президента. Однако ей не удалось обеспечить его рост. С января 2019 года наблюдалась стагнация показателей поддержки.

Отдельно следует сказать об общественном запросе на скорейшее прекращение войны на Донбассе. Именно с этой повесткой шел на выборы Юрий Бойко.

В сентябре 2018 года ЦСИ «СОФИЯ» обнародовал следующие данные: если бы «Оппозиционный блок» и партия «За Життя» выдвинули Юрия Бойко в качестве единого кандидата, то его поддержали бы 14% избирателей. В этом случае Юрий Бойко имел бы реальные шансы выйти во второй тур президентских выборов.

Однако, как известно, часть партийцев «Оппозиционного блока» отказались поддержать Бойко в качестве кандидата на пост Президента. Юрий Бойко в конечном итоге показал на выборах достаточно высокий результат – его поддержали около 12% избирателей.

Однако из-за раскола оппозиционных сил, возможность бороться за победу (за выход во второй тур) была утрачена.

(Зеленский также обещал приложить усилия для урегулирования конфликта на Донбассе. Однако, главным мотивом его поддержки, всё-таки было стремление избирателей не допустить переизбрания Порошенко, желание наказать коррумпированную элиту).

Зеленский - это надолго? Может ли Зеленский консолидировать украинское общество?..

Высокий результат Зеленского в первом туре и более чем убедительная победа во втором туре у многих наблюдателей вызвали резонный вопрос: как долго Зеленский сможет пользоваться поддержкой населения?

А учитывая особенность мотивации электоральной поддержки (протестное голосование), можно ли вообще в данном случае говорить о ресурсе доверия, полученном в ходе выборов?

Е.Головаха и В.Паниотто считают, что через полгода-год рейтинг поддержки Зеленского неизбежно начнет снижаться. «Год - это максимум. Было бы полгода, если бы не выборы в Верховную Раду, которые будут отвлекать внимание от Зеленского.

Когда изберут парламент станет понятно, какое место в системе занимает Зеленский. У него будет несколько месяцев [чтобы проявить себя]» (Е.Головаха).

Социологи исходят из опыта правления В.Ющенко, В.Януковича, П.Порошенко, показавшего устойчивый тренд: большой кредит доверия на выборах, большие ожидания, через полгода – разочарование и падение показателей поддержки.

Некоторые полагают, что парламентские выборы наоборот, будут способствовать эрозии социальной и электоральной базы В.Зеленского. Акцентируется внимание на том, что для многих избирателей главным мотивом поддержки шоумена было стремление не допустить переизбрания П.Порошенко, и эту миссию Зеленский уже выполнил.

В ходе парламентской кампании неизбежно проявятся различия взглядов населения, а потому избиратели «разбредутся» по партийным проектам, привлеченные популистскими обещаниями и идеологическими лозунгами.

Отмечается также сложность ситуации, в которой окажется В.Зеленский на посту главы государства. Если он объявит «крестовый поход» против коррумпированной элиты, то «система» (бюрократия, местные элиты, крупный бизнес) будет яростно сопротивляться, саботировать решения нового Президента. Если же Зеленский пойдёт на сделку с элитой, то утратит поддержку населения.

У Зеленского, как у руководителя государства, действительно непростая ситуация. И, тем, не менее, попробуем определить, при каких условиях новый Президент мог бы сохранить (без значительных потерь) имеющуюся социальную базу, и уровень доверия.

По сравнению с основными конкурентами, уровень электоральной поддержки Зеленского был более однородным в региональном отношении (без кардинальных перепадов).

Да, показатель электоральной поддержки в Одесской области втрое превышал средний показатель по Галичине (в первом туре выборов).

Но! Зеленского в равной степени активно поддержали в Донецкой, Ровенской и Винницкой областях, а в Закарпатье уровень поддержки был таким же, как в Херсонщине.

Для сравнения: показатель поддержки П.Порошенко во Львовской области превышал аналогичный показатель Луганской области в шесть раз!

В своей предвыборной повестке Зеленский отказался (вернее – «ушёл») от вопросов которые традиционно разделяли страну на Восток и Запад. «Вы продолжите курс на вступление в НАТО?» - вопрошали у Зеленского. «Пусть народ сам скажет своё слово на референдуме» - отвечал он. «Вы будете поддерживать украинский язык?». «Безусловно! Но другие языки также имеют права».

Почему подобная («скользкая») тактика сошла Зеленскому с рук? Дело не в умении изворачиваться. Его позиция нашла пониманиеу самих избирателей. Для них вопросы внешнеполитической ориентации и культурной политики оказались неважны, неактуальны!

Более того такого рода вопросы (вступление в НАТО, язык и т.п.) нередко воспринимаются, как надуманные и провокационные.

С 1991 года вопросы цивилизационного выбора («Запад или Россия?») были главными политическими маркерами, определяли отношение избирателей к кандидатам и политическим силам. Но на этих выборах победил кандидат с уклончивой, неявной позицией.

Социальную и электоральную базу Зеленского составили граждане умеренных, хотя и эклектических взглядов. Тогда как Порошенко поддержало проактивное меньшинство национал-патриотической ориентации, с четко выраженными идеологическими установками.

Для сторонников Зеленского цивилизационный выбор очевиден как уже состоявшийся: Украина движется курсом евроинтеграции, в сторону Европы. И приоритетными здесь являются ценности, а не территориальная принадлежность (членство в ЕС).

Перспектива вступления в НАТО в целом воспринимается благожелательно, но как очень отдаленная перспектива (как коммунизм для советских людей).

Т.е., это скорее некоторая идеологема, нежели практическая цель. Кремль (политический режим в России), безусловно – агрессор, захватчик, враг Украины. Но Россия, как страна – неизбежный сосед, с которым рано или поздно предстоит нормализовать отношения. Причем, чем раньше, тем – лучше (в отличие от вступления в НАТО). Украинский язык – единственный государственный. Вот только украинизация – процесс длительный, поступательный и перегибы здесь не уместны.

Почему вопросы культурной политики не актуальны для молодых сторонников Зеленского, можно отчасти понять из фрагмента диалога с участницей фокус-групп. «Как Вы относитесь к введению квот для украиноязычного контента на телевидении и радио? – А мне всё равно! - В каком смысле? – Телевизор я не смотрю, радио не слушаю. Всё что мне нужно – музыку, видео я беру из Интернета».

В условиях глобальной информатизации общества цензурные ограничения оказываются анахроничными и неэффективными.

Может ли умеренное большинство оказаться устойчивым? Возможна ли консолидация нации на иных ценностях, нежели «Армія» (читай – «война до победного конца»), «Мова» («этнонационализм»), «Віра» («клерикализм»), «НАТО» («Геть від Москви!»).

Возможно ли формирование устойчивых общественных структур на основе меркантильного прагматизма, социального и культурного плюрализма, политической децентрализации, моральной эмансипации?

Здесь мы переходим в проблемную плоскость, которая обозначается в обществознании как «роль личности в истории». Насколько гибким и эффективным управленцем окажется Зеленский? Насколько он независим и кто, на самом деле стоит за ним? Будет ли он на практике выполнять своё обещание бороться со старой системой, искоренять коррупцию?

Эти вопросы остаются открытыми…

Источник.

Автор: Александр ЛЕВЦУН, эксперт-социолог Института стратегических исследований «Нова Україна» (Киев, Украина).
Источник:«Политика&Деньги» - politdengi.com.ua.

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Ваш запрос обрабатывается....

Комментарии - Нет комментариев

Добавить комментарий

Развернуть форму



Актуально...

Самые обсуждаемые

Популярные

39 queries. 0.493 seconds.
39 / 0.493 / 14.47mb