А тем временем...

В мире

Facebook

Главная » В мире

Создана: 29 December 2017 в 15:52

Историк и политаналитик Юрий Фельштинский (США) – о 100-летии ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ-ФСБ: Лубянка управляет Россией?..

Юрий Фельштинский: - Я думаю, точно так же, как принимается в России. Есть известная фраза на эту тему Патрушева тоже: мы не отказываемся от нашего прошлого. Поэтому преемственность всегда была, и от преемственности никто из них никогда не отказывался. Я хочу добавить, что, смотрите, какая у нас интересная получилась картина. Сто лет назад образовалась ВЧК, с тех пор уже нет Советского Союза, нет Коммунистической партии как партии, управляющей государством, а ВЧК осталась. То есть в результате сухой остаток большевистской революции 1917 года – это то, что страной правит ВЧК. Те же самые люди, которых первый раз привел в эту организацию Дзержинский, смесь уголовного элемента и революционных отморозков, ровно в том же составе эти люди сегодня управляют Россией, ничего не изменилось, к сожалению. Конечно, революционными отморозками этих людей назвать нельзя, но политическими отморозками их можно назвать абсолютно спокойно, и это справедливый термин, он относится ко всем, начиная с Путина. Путин – абсолютный политический отморозок. К сожалению, ситуация эта очень опасная, это не абстракция то, что происходит. Мы видим, что происходит после захвата власти в России в 2000 году, потому что на самом деле это был захват власти через манипулирование выборами. Абсолютно правильно было сказано, что в 1995 году Ельцин сделал ставку на силовой блок, эта ситуация чуть-чуть притормозилась после отставки Коржакова, после того, как Ельцин отдал на четыре года Россию в управление олигархам в обмен на участие олигархов в предвыборной кампании Ельцина в 1996 году. Но к 2000 году уже ситуация снова была переломлена, переломлена она была спецслужбами. Была сделана установка на то, что власть в России нужно захватывать не через переворот, как в августе 1991 года, не через отмену или отсрочку выборов, как хотел сделать Коржаков в марте 1996 года, а через выборы, просто нужно захватить всего лишь одну должность – должность президента России. И вот это было сделано удачно для ФСБ в 2000 году, когда через каскад кандидатов, Степашина, Примакова, Путина. И, наконец, власть досталась Путину…

Фото: ГУЛАГ (С Л О Н) Соловецкий лагерь особого назначения.

Опрос

Как вы оцениваете свой «добробут» - уровень жизни?

Показать результаты

Loading ... Loading ...

Юрий Фельштинский: - ...Может быть, все помнят не сильно афишированную речь Путина, кстати говоря, на годовщину ВЧК в 1999 году, когда он стал премьер-министром и сказал с трибуны, что первый этап захвата власти ВЧК под прикрытием премьер-министра России выполнен. Поэтому это были не шуточки, ВЧК шла к захвату власти. Не случайно мы видели и борьбу Дзержинского со Сталиным, это опять же была попытка Дзержинского победить Сталина в борьбе за руководство страной, он проиграл. Потом, как мы знаем, проигрывали абсолютно все руководители спецслужб, потому что почти все они были убиты, кончая Берией.

Берия – была последняя попытка руководителя спецслужбы захватить власть в Советском Союзе, она провалилась в 1953 году. Затем партия перехватила инициативу, и эта инициатива оставалась в руках партии до Андропова. То, чему мы стали свидетелями, когда Андропов впервые как бывший руководитель КГБ стал руководителем государства, является ответом на вопрос, почему у нас сегодня и академия ФСБ имени Андропова, и мемориальная доска Андропову. То есть Андропов первый руководитель КГБ, пришедший к власти в Советском Союзе, вторым таким человеком стал Путин.

Вы знаете, мы сейчас все в очень сложной позиции, потому что всерьез анализировать фальсификацию истории очень сложно. У нас ни сил, ни времени, ни ресурсов нет. Безусловно, мы имеем дело с очевидной попыткой в очередной раз фальсифицировать очередные главки советской истории. Не то, что она в целом на сегодняшний день не сфальсифицирована уже. Соотношение книг, имеющих отношение к истории, к книгам, не имеющим отношения к истории, я, боюсь, не в нашу пользу. Но мы с этим сталкиваемся и будем сталкиваться. Потому что, повторяю, у этих людей реально монополия на все, монополия на власть, монополия на СМИ, монополия на телевидение, монополия на пропаганду. Мы, конечно, можем, что мы и делаем, пытаться кого-то поправить и кому-то что-то объяснить, но, я думаю, это все разговоры в пользу бедных.

Мне хотелось бы вернуться к вопросу об управлении страной. Я как раз думаю, что структурно больше всего то, что происходит в России сегодня, напоминает как раз хунту. Не потому, что это ругательное и плохое слово, а потому что люди, которые сейчас у власти, их реально никто не выбирал, срок нахождения их у власти никому из нас неизвестен, может быть, самим этим людям тоже неизвестен.

Я ни в коем случае не хочу сказать, может быть, меня неправильно поняли, что ФСБ – это монолитная структура, которая осознанно руководит страной как некое ядро или как некое дворянство, хотя, конечно, ни в коем случае я как раз не смог назвать этих людей ни дворянством, ни элитой, ни сливками общества. Это учреждение, это институт.

Я думаю, чтоважно не то, насколько они едины друг с другом в беседе с нами, в беседе с нами у них разногласий очень много, а вот когда они друг с другом, они, тем не менее, едины, они понимают, что они представляют одно учреждение, один институт, и этот институт сегодня реально управляет страной. Не в том смысле, что он ею управляет, потому что тогда надо ставить вопрос, кто вообще управляет страной. И если мы придем к выводу, что страной управляют 10 человек, которые сидят в Кремле, ради бога, опять же это тогда хунта.

Но я думаю, что важно подчеркнуть, что в России специально ослаблены в течение последних 20 лет все политические партии, ни одна из них не представляет серьезную политическую угрозу тем людям, которые управляют страной, кто бы к этим людям ни относился, бывшие эфэсбэшники, бывшие чиновники еще с советских времен или какие-то люди, поднявшиеся из криминального мира до новых политических высот. Угрозы этим людям со стороны политических партий нет, потому что не политические партии в России управляют Россией, Россией управляют абсолютно другие люди.

Можно попробовать понять и охарактеризовать этих людей, но я думаю, что справедливо сказать, что среди них мы найдем большой процент выходцев из спецслужб.

Потому что про этих людей Путин не только знает, что он на них может положиться, про этих людей он знает, что все эти люди просто по тому, как они подбирались в ФСБ, КГБ, а до этого в НКВД, все эти люди знают, что единожды вступивши в эту организацию, ты остаешься с ней навеки. Да, из этого не следует, что ты не окажешься в тюрьме или тебя не пристрелят твои же сотрудники, но это плата за участие в этой организации. Это все знают в день номер один, когда они туда идут работать.

Я говорю абсолютно с чистой совестью, что хороших людей в общепринятом смысле слова в этой организации нет ни одного. Мы имеем дело с организацией, где служат исключительно плохие люди. Они в разной степени может быть плохие, есть среди совсем злодеи, есть кто-то посимпатичнее и получше, но то, что они в целом плохие, я думаю, тут спора нет.

Повторяю, у этой системы нет конкурентов, потому что нет никого, кто может конкурировать с ними за власть. Насколько она действительно, как уже было сказано, управляет Россией – это действительно вопрос философский.

Вы знаете, я как раз слушаю все эти цитаты и думаю, что если бы их сказал Дзержинский в 1917 году, они бы звучали вполне исторически к месту. Повторяю, ничего не изменилось, ничего в этой структуре не изменилось. Тут много говорилось про государственников, про патриотизм и про государство. На самом деле, я думаю, что все немножко проще. В ФСБ действительно патриоты работают, они патриоты структуры своей ФСБ. Государственники они тоже в том смысле, в котором государство для них – это ФСБ.

В их понимании все просто. Все, что им нужно, чтобы они стали государством, что ФСБ ассоциировалось с государством, тогда никаких противоречий для них уже нет, тогда все, кто против ФСБ, те против государства, все, кто против ФСБ, не патриоты. Я думаю, что это примерно так, как они на все это смотрят уже сегодня, осознанно или неосознанно, но смотрят именно так. Они считают себя государством, государство – это мы, они считают патриотами только себя. Поэтому все остальные действительно становятся врагами, внутренними врагами, внешними врагами.

Точно так же, как в 1917 году все были враги, кругом были враги и внутри были враги. Внутри врагами были просто все, а за границей врагами были тоже все. И вот этот осажденный лагерь с 1917 года сейчас дотянул до 2017 года примерно с той же философией. Поэтому, к сожалению, ничего хорошего, ни одного хорошего слова про эту организацию сказать нельзя.

Я помню, у меня был очень интересный, познавательный для меня разговор с Александром Литвиненко на эту тему, когда я пытался узнать у него, кто же занимается организованной преступностью, наркоторговлей, терактами, борьбой с демократическими основами Российской Федерации. Литвиненко вполне я считал бы точно и остроумно на это ответил, он сказал: «Смотри, все очень просто: есть ФСБ, в ФСБ есть несколько управлений. Управление по борьбе с организованной преступностью занимается организацией организованной преступности. Управление по борьбе с наркоторговлей занимается наркоторговлей. Управление по защите конституции занимается борьбой с демократическими основами государства».

И тогда действительно все становится на свои места, потому что задача ФСБ, по крайней мере, до 2000 года, в ельцинский период, разумеется, заключалась в том, чтобы разрушить все какие-то маломальские существующие предпосылки и основы для создания в России демократического западного европейского строя.

Наверное, в силу каких-то объективных обстоятельств, типа низкой цены на нефть, но главным образом и поэтому Ельцин, изначально хотевший сделать из России нормальное европейское государство, в конце пути этого сделать не смог. А вот уже с 2000 года, когда у власти был Путин, задача ФСБ как учреждения, функционирующего внутри государства, конечно же, изменилась. И уже вместо задачи разрушить ельцинский демократический строй появилась задача упрочить власть кандидата из ФСБ, чтобы он уже навеки остался руководителем государства. И пока что эта задача выполняется с этой точки зрения блестяще, Путин у власти скоро будет у нас дольше, чем Сталин. Так что все нормально.

думаю, что задача ФСБ действительно свести все к формуле «государство – это мы» и закрыть вопрос. Я не думаю, что у нас проблема в отсутствии фактов. Конечно, хорошо, когда все документы архивные высвобождены, но мы уже и так достаточно много знаем для того, чтобы сделать абсолютно все выводы.

Я хочу еще раз подчеркнуть, что я не считаю, что в ФСБ все садисты, изверги и убийцы, но я подчеркиваю, что ни один нормальный человек работать в эту структуру с этой историей не идет. И те, кто туда идут работать, прекрасно знают, почему они это делают. И то, что у одних в голове деньги, а у других власть, у третьих может быть желание убивать – это уже другое дело, люди действительно разные.

Источник.

Автор: Записал Михаил СОКОЛОВ.
Источник:«Политика&Деньги» - politdengi.com.ua.

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Ваш запрос обрабатывается....

Комментарии - Нет комментариев

Добавить комментарий

Развернуть форму



Актуально...

Самые обсуждаемые

Популярные

51 queries. 0.386 seconds.
51 / 0.386 / 13.93mb