А тем временем...

В мире

Facebook

Главная » В мире

Создана: 03 January 2019 в 21:36

Политаналитик Андрей Пионтковский: В России гражданской войны не будет, но возможны вооруженные столкновения различных кланов мафиозной «элиты»…

Оправдаются ли предчувствия гражданской войны в России, на какой аншлюс может решиться Кремль, от чего устали люди, каким будет транзит власти и почему он начнется до 2024 года? Политический эксперт-аналитик и публицист Андрей Пионтковский подводит итоги 2018 года и рассказывает о главных темах 2019 года.

Фото: Андрей Пионтковский

Опрос

Как вы оцениваете свой «добробут» - уровень жизни?

Показать результаты

Loading ... Loading ...

— Андрей Андреевич, какое событие вы назвали бы главным в ушедшем году?

Андрей Пионтковский: — Главным я считаю не какое-то точечное событие, а скорее продолжавшийся весь год кумулятивный процесс. Многие наблюдатели его отметили, но называют все по-разному. Я бы определил его как смерть путинского мифа. Любой авторитарный режим держится не только на насилии, но и на некоем мифе, предлагаемом подданным, чтобы они этот режим терпели. Мы прекрасно помним осень 1999 года, когда чудовищными средствами — взрывами домов и войной в Чечне — правящая клептократия создала в телевизионной пробирке миф о молодом героическом офицере спецслужб, который защищает нас от террористов, взрывающих нас в собственных домах, и посылает победоносные российские полки на Кавказ.

Потом этот миф несколько раз модифицировался, перезагружался, включал в себя новые составляющие: борец с ограбившими страну олигархами, борец с однополярным миром. Наконец, шоковую перезагрузку под брендом "хорошего гитлера" путинский миф получил в 2014 году, заимствовав нацистские мэмы "разъединенного народа" и "защиты соотечественников".

И вот в прошедшем году он, наконец, выдохся. Все опросы, фокус-группы, контент-анализ того, что люди пишут в соцсетях и даже в мейнстрим-медиа, показывают, что этот, продержавшийся 19 лет миф о героическом вожде закончил свое существование. Все, от обывателей до экономических гуру, осознают полный тупик воровской путиномики и отсутствие у граждан страны каких-либо социальных гарантий и перспектив.

Смерть путинского мифа включает в себя и отторжение большей частью населения антизападной внешней политики. Опросы, начиная с апреля, показывают, что, несмотря на истерическую антизападную кампанию 24 часа в сутки по всем каналам телевидения, люди отвергают политику агрессивной конфронтации и хотят нормальных отношений с Западом.

Комментаторы в один голос справедливо повторяют, что наступил период транзита.

Однако слово "транзит" часто по инерции понимается до смешного банально: обсуждают, кого в 2024 году Путин решит назначить своим преемником или же какой он найдет псевдоюридический способ снова продлить себе власть. Да, физическое лицо по фамилии Путин еще увлеченно гоняет резинку по Красной площади, угрожает Западу 27 Махами, встречается с сотрудниками ФСО, ряженными под народ. Но миф о героическом правителе, заступнике народа умер. В нашей истории соратники вождя не один раз оповещали подданных о метафизической смерти Отца нации: "Оказался наш отец не отцом, а сукою". Надо отдать должное нашим согражданам, на этот раз они на девятнадцатый год совместного проживания "осучили" Отца самостоятельно, в своих умах и сердцах, не дожидаясь официального бюллетеня. Пенсионный вопрос их подтолкнул.

Так что транзит нам предстоит гораздо более серьезный. И не в 2024 году, а здесь и сейчас. Конструкция власти, вся политическая структура, которой висела на тоненькой ниточке путинского мифа, обрушилась. Перед правящей клептократией встали очень серьезные вопросы.

— В Кремле, вероятно, уже продумывают, как бороться с протестными настроениями и охмурить людей. Чего ждать в этом плане?

— Я как раз ожидаю первых шагов по осуществлению транзита не столько от общества, сколько от власти. Смерть путинского мифа вовсе не означает, что завтра сотни тысяч людей выйдут на улицы, требуя снять Путина или изменить режим. Пока она означает только, что ни один человек не выйдет на улицу в случае чего ни в защиту Путина, ни в защиту режима. У правящей мафиозной группировки есть еще окно возможностей снова попытаться зацементировать ситуацию.

"Пахан" выполнял для них две очень серьезных функции.

Во-первых, он был единственным интерфейсом власти в общении с народом. Тех, кто поставил его у власти, пипл категорически не стал бы хавать. Путина же с его образом "сына народа из питерской подворотни" пипл до конца 2018 года более или менее хавал. Теперь же такого инструмента защиты от столетиями чуждого ей народа у власти нет. Во мнении народном Путин бесповоротно стал частью этой враждебной ему власти.

Второй паханской функцией Путина было обеспечение безопасности принадлежащих клептократам огромных активов, хранящихся на Западе. Но и с ней он справляется все хуже и хуже.

Перед "элитой" стоит очень сложная задача: с Путиным или без Путина им нужно предложить народу некие смыслы, которые помогли бы не допустить протестной активности. И времени у них не так много. Традиционным способом купирования социального протеста во все времена было натравливание масс на внешнего врага.

Но очень неприятной неожиданностью для клептократов стал растущий разрыв между внешнеполитическими представлениями большинства населения и правящей "элиты". Я об этом неоднократно говорил: наша элита гораздо более фашизоидна, чем общество в целом. И сейчас этот разрыв очень нагляден. С одной стороны, опросы, свидетельствующие о все большем отторжении антизападной, милитаристской, имперской политики, с другой — та истерика, которая круглосуточно творится в телевизионных внешнеполитических шоу.

Посмотрите на "элитарных" уродов, которые в этих шоу, похоже, живут. Они ведь не только за деньги там кривляются, а действительно глубоко и страстно ненавидят Запад. Эта жгучая ненависть, которой не было в советские времена, замешана на гремучей смеси комплекса величия и комплекса неполноценности и характерна для значительной части правящей верхушки.

Боюсь, что, оставшись теперь с явно ослабевшим и потерявшим свои чары Путиным и опасаясь роста активных протестных настроений, они не найдут ничего "лучшего", чем пойти на дальнейшую эскалацию в гибридной войне с Западом. Как во главе с зомби-Путиным, так и, возможно, без него.

— Выльется ли новый виток антизападной истерии и имперского беснования в некую новую авантюру? Сейчас много обсуждают "глубокую интеграцию" Беларуси, как это назвал Путин.

— Тут нам долго гадать не придется. Лукашенко должен в самое ближайшее время сделать свой выбор. Либо подчиниться, и тогда ему обеспечат тихую и спокойную старость, а может быть, даже и сыновей пристроят, либо с огромным для себя риском продолжить то, чем он занимается уже больше 20 лет — сопротивление кремлевскому аншлюсу.

Это же началось, когда еще никаким Путиным и не пахло. В 1994 году Москва помогла ему организовать государственный переворот в надежде, что через день-два он объединит Беларусь с Россией в единое государство.

На протяжении многих лет он ежегодно приезжал в Москву, подписывал какое-то новое соглашение об окончательном объединении, выпивал стакан с водкой в Грановитой палате, иногда даже его разбивал (мы помним такую эффектную сцену), получал 10-12 миллиардов субсидий на текущий экономический год, уезжал, и вовсе не собирался менять свое положение диктатора европейского государства средней величины на статус секретаря Минского обкома. И так продолжалось очень долго. Но сейчас, во-первых, терпение "московских" закончилось, а во-вторых, у Путина есть иллюзия, что, присоединив Беларусь, он обеспечит себе решение проблемы личного транзита, объявив себя президентом какого-то нового объединенного государства.

Но Лукашенко человек авантюрного склада, чрезвычайно амбициозный, я совершенно не исключаю, что он может избрать путь борца за сохранение белорусской независимости. И я не сомневаюсь, что большинство белорусов его в этом поддержат. Вопрос только в том, кому более лояльны белорусские силовые структуры: своему президенту или агентам Москвы, которые, безусловно, их пронизывают сверху донизу.

— Возможно ли новое наступление на Украину?

— Тут все зависит от грядущих президентских выборов в Украине. Судя по заявлениям Лаврова о готовящихся провокациях в Крыму, Москва серьезно рассматривала план захвата Северо-Крымского канала, без которого экономика Крыма рухнет. Причем, отмечу, слова Лаврова были достаточно неожиданными, раньше все время говорили о провокациях в Донбассе, а не в Крыму.

Но похоже, что сейчас решили остановиться и посмотреть, не удастся ли тех же целей добиться более экономными средствами — при помощи украинских выборов. Ведь не секрет, что два из трех наиболее рейтинговых кандидатов, и Тимошенко, и Зеленский, критикуют действующую власть за "неспособность договориться с русскими". Они оба повторяют: "Я бы смогла / я бы смог договориться с Путиным". Думаю, Москва подождет окончания этих выборов. Почему бы и не "договориться" на своих условиях.

Ход и украинской, и белорусской партии определится в сравнительно близкие сроки. В это же время определится и судьба нашего самого крупного актива на Западе — президента Трампа. Удастся ли американскому истеблишменту убрать его из Белого дома или как минимум блокировать любое его вмешательство во внешнюю политику США. Сейчас в Москве снова оживились трампистские иллюзии: "Наш Трампушка через голову вашингтонских русофобов обратился к американскому народу". На мой взгляд, это абсолютно ложные надежды, и судьба Трампа в Соединенных Штатах в принципе определена, но Кремль никак не может примириться с провалом своей, казалось бы, блестящей операции. Ближайшие два-три месяца будут чрезвычайно информационно насыщены и определят то направление транзита, по которому двинется кремлевская клептократия.

— Как повлияет на русско-американские отношения скорый уход на пенсию главы Пентагона Джеймса Мэттиса, о котором недавно сообщил Дональд Трамп?

— Я бы уточнил: это не Трамп уволил Мэттиса, скорее наоборот, это Мэттис уволил Трампа. Мэттис подал заявление об отставке: он послал Трампу чрезвычайно резкое открытое письмо, в котором объяснил мотивы, по которым он уходит. Непосредственным толчком к демонстративной отставке стало решение Трампа о выводе 2000 американских военнослужащих из Сирии и тем самым предательство курдов, которые сыграли наибольшую роль в борьбе с ИГИЛ. А в целом вся линия Трампа на разрушение американских союзов (начиная с НАТО) по всему миру — это серия шагов, играющих на руку путинской России. Я не знаю, по каким причинам он ее придерживается, является ли Трамп зависимым от Москвы агентом или он просто полезный буржуазный идиот. Скорее всего, комбинация того и другого. Но так или иначе последние его действия вызвали очередную вспышку оптимизма в Москве: "Трамп снова наш!"

Но в Америке все иначе: антитрамповская позиция Мэттиса была впервые поддержана большинством республиканских сенаторов. Это очень тревожный сигнал для нынешнего президента США. Как мы помним, Никсону пришлось уйти в отставку после довольно долгой борьбы именно тогда, когда от него отвернулась родная партия.

Новый состав Конгресса собирается 3 января. Большинство в Палате представителей — демократы. Сейчас в штат Конгресса набираются десятки юристов: демократы в каждом комитете создают комиссию по расследованию деятельности Трампа во всех ее аспектах: от лично-финансовых до политических. Кроме того, не позже конца января — начала февраля подоспеет доклад Мюллера. Я думаю, что перспективы Трампа незавидны. Американский военно-политический истеблишмент в этом мировоззренческом споре целиком на стороне Мэттиса.

— Вы уже упомянули о выводе американских войск из Сирии. Как вы думаете, к чему это приведет в 2019 году?

— Если Трамп будет отстранен от власти, первое, что сделает заменивший его президент, нынешний вице-президент Майк Пенс — отменит это решение. Если же американцы уйдут из Сирии, две силы будут готовы немедленно туда броситься. Это, с одной стороны, турки, которые просто мечтают вырезать сирийских курдов, а с другой — "законный президент" Асад (то есть Иран и РФ). Всем этим, естественно, крайне недоволен Израиль, потому что иранцы могут встать у его границ. Поэтому основные военные действия развернутся как раз в той части Сирии, которая казалось наиболее умиротворенной — восточнее Евфрата, где стабильность поддерживали как раз американские войска. Кстати, именно там произошло знаменитое происшествие, когда 200-300 вагнеровцев были ликвидированы при попытке занять какой-то нефтяной заводик.

Наверное, те же вагнеровцы или какие-то другие зеленые человечки направятся занимать этот же заводик снова.

— Есть ли вероятность, что в Кремле тренд на конфронтацию с Западом вновь сменится на идею "гибридной капитуляции"?

— Мне кажется, что во внутривидовой борьбе в среде нашей клептократии на какой-то период победит линия эскалации. Но она же быстрее всего приведет всю систему к ее полному краху. Эта последняя имперская конвульсия не может быть продолжительной, потому что нет никаких предпосылок для ее успеха ни в Украине, ни в Беларуси, ни в Сирии, ни в Прибалтике. Во-первых, и это важнее всего, большинство людей в России явно не поддерживают имперскую линию. И это самый позитивный из итогов 2018 года. Конечно, это не значит, что эти люди прямо сейчас пойдут на антивоенные демонстрации. Но когда-то они это сделают. Повторюсь: в России фашизоидна высшая "элита", а не народ. И это не случайно — исторически русский народ никогда не был метрополией Российской империи во всех ее ипостасях, наоборот он был самой угнетаемой ее колонией, особенно в советские времена. Неоткуда русским было приобрести имперские гены.

Вторая причина — все объекты агрессии будут яростно сопротивляться. Большинство белорусского народа не поддерживает аншлюс. Исторически это заслуга Лукашенко, который четверть века сохранял независимость Беларуси. Москва совершила глупейшую ошибку, когда заменила старых советских функционеров вроде Шарецкого и Кебича на Лукашенко. Тех людей ей бы удалось втащить в Российскую Федерацию в качестве шести областей. А Лукашенко сражался. Естественно, он делал это ради себя, для удержания личной власти. Но за эти годы в Беларуси выросло национальное самосознание, которого в 1991 году не было в силу ряда причин. Теперь сопротивление агрессору будет массовым.

Третья причина в том, что наш Трампушка уже никак не поможет. Любые попытки включения чужих территорий будут встречены резким усилением санкцией со стороны Запада.

Эскалация приведет к краху режима. И — что еще важнее — историческому краху имперской идеи в России.

— Кремлю в такой ситуации не поможет даже ядерный шантаж?

— Запад к нему уже подготовился на всех уровнях. Тот же Мэттис, между прочим, дал интервью, в котором рассказал, что русские угрожали ему лично, что применят ядерное оружие в Прибалтике. В связи с этим Мэттис назвал путинскую Россию "экзистенциальной угрозой" Соединенным Штатам. Конечно же, такой шантаж создает огромные риски. Но на капитуляцию Запад не пойдет. Весь кремлевский замысел "победы" в мировой гибридной войне с Западом заключался в комбинации — ядерный шантаж плюс наш Трампушка в Белом доме, который ненавидит НАТО, предаст прибалтов и пойдет на капитуляцию перед Путиным. Трамп провел генеральную репетицию — предал курдов. Но вы видите, что под давлением республиканских сенаторов это предательство было в новогоднюю ночь фактически остановлено. Как и его российский коллега, Трамп уже зомби-президент.

— В уходящем году власти России делали большие ставки на отношения с Китаем, и они не оправдались. Как эти отношения будут развиваться в 2019 году?

— Они не оправдались тотально. В конце года Москва получила, пожалуй, первую откровенную пощечину от Китая — это отказ от широко разрекламированного плана дедолларизации экономики и перехода на национальные валюты. Теперь подобные пощечины она будет получать с определенной регулярностью.

Кстати, я не исключаю, что вторая пощечина будет нанесена в ближайшее время именно в белорусском вопросе. Мы уже обсуждали, согласится ли Лукашенко на капитуляцию или возглавит сопротивление. В Беларуси довольно велики китайские экономические интересы, и, как и по всему миру, экономические интересы Китая служат инструментом для его политических интересов. Я считаю очень вероятным, что чисто экономический шантаж Москвы Лукашенко сможет парировать, обратившись к китайским спонсорам.

Но это все мелкие неприятности в российско-китайских отношениях. А их трагедия в том, что Китай успешно осваивает "исконно китайские земли" (по крайней мере именно так их оценивают 1,5 миллиарда китайского населения) от Тихого океана до Байкала, то есть те территории, которые в Кремле называют "зоной опережающего экономического развития". Демографическое и экономическое проникновение Китая идет и значительно дальше. Как я уже писал, это та самая война, которую товарищ Мао Цзэдун объявил на перроне Ярославского вокзала, приехав в Москву в 1949 году. Тогда китайский правитель заявил, что товарищ Сталин должен реализовать обещания, данные им самим и товарищем Лениным в 1917 году, об аннулировании несправедливых территориальных договоров, заключенных с Китаем империалистической России. И, по существу, война эта уже закончилась. Китай последовательно осваивает эти территории и экономически, и политически, и России здесь совершенно нечего ему противопоставить.

А чем, собственно, Россия является без Дальнего Востока и Сибири? Может быть, несколькими губерниями, которые могут потом попросить принять их в Украинское государство. Такова парадоксальность нашей внешней политики: мы ведем совершенно ненужную разрушительную для себя войну с Западом и в тоже время проигрываем или даже уже проиграли экзистенциальную для нас войну на Востоке.

— Что бы вы назвали наиболее недооцененным событием ушедшего года?

— Я удивлен, что СМИ не уделили достаточного внимания одному очень показательному, на мой взгляд, событию, а именно последнему телевизионному выступлению генерала армии (а, может быть, уже и маршала?) Золотова. Оно связано как раз с тем, что мы с вами сегодня обсуждали: российское государство, российское общество, и прежде всего его правящая клептократия, вступили в период транзита. Многие наблюдатели уже успели высказаться по поводу этого транзита, в частности говорили об угрозе гражданской войны. Вот у меня нет предчувствия гражданской войны. Для гражданской войны нужны две противоборствующие массовые идеологии, за которые готовы сражаться сотни тысяч людей с каждой стороны, условные "красные" и "белые". У нас в стране нет ни одной идеологии. Кроме западноненавистничества, которое не носит массового характера, а характерно для правящей элиты.

Поэтому классической гражданской войны, к счастью, не будет, но весьма вероятны столкновения, вплоть до вооруженных, различных кланов "элиты", крупных хозяйствующих субъектов. В России же нет частной собственности — это мафиозное государство-собственник. И когда сдувается воровской пахан, все имущественные права оказываются под вопросом. Не в арбитражных же судах Лондона решают в этой среде, что кому принадлежит. Один уже решал, но его повесили. Решают эти вопросы "по понятиям". Основным разводящим, и это его третья важнейшая для мафии функция, был до недавнего времени Путин.

Различные кланы мафии вооружены, на них ориентируются различные официальные силовые структуры, которые также расколоты. И Золотов в упомянутом выше интервью произнес совершенно удивительную фразу, прекрасно иллюстрирующую это состояние вещей. Звучала она примерно так: "Я предан великому человеку, который поднял Россию с колен, я навсегда останусь ему предан, и за мной 380 тысяч штыков". Он проговорился и сказал то, что думает он сам, и то, что думают они все. Золотов государственный деятель, член Совета безопасности, и, если он хотел сказать, что Путина защитят от внутренних врагов, почему он назвал именно эту цифру? У нас же под ружьем ходят не 380 тысяч силовиков, их два или три миллиона, если считать все структуры. То есть в нем говорил не государственный чиновник, а полевой командир одной из силовых банд. И когда такой человек говорит, что у него именно 380 тысяч штыков, он обращается не к оппозиционным блогерам-хомячкам, а к полевым командирам других силовых структур.

Всех подробностей раскола силовиков мы не знаем, но одна из его проекций очевидна — она проявилась еще во время стычек силовых ведомств в ходе расследования убийства Бориса Немцова. С одной стороны, Золотов и Кадыров — наиболее преданная лично Путину часть силовиков, с другой стороны — все остальные. И все остальные, может быть, пока еще очень хорошо относятся к Путину, но они определенно ненавидят и Золотова, и Кадырова. И это только одна из линий водораздела силовых кланов.

Транзит преступной власти к самой себе будет очень сложным.

Источник.

Автор: Андрей ПИОНТКОВСКИЙ, политический эксперт-аналитик, публицист.
Источник:«Политика&Деньги» - politdengi.com.ua.

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Ваш запрос обрабатывается....

Комментарии - Нет комментариев

Добавить комментарий

Развернуть форму



Самые обсуждаемые

Популярные

48 queries. 0.535 seconds.
48 / 0.535 / 13.67mb