А тем временем...

В мире

Facebook

Главная » Аналитика

Создана: 23 October 2019 в 12:53

Французская еврейка, 99-летняя киногероиня Марта Кон: Лучше умереть с высоко поднятой головой, чем быть рабом!..

В 2019 году режиссёр Никола Элис Хенс снял фильм о жизни Марты Кон, продюсер выступил Амос Гева. Название фильма - «Чичинетт - как я случайно стала шпионом». Среди фильмов кинофестиваля в Хайфе (Израиль) особняком стоит документальная лента немецкого режиссера Николы Элис-Ханс и израильского продюсера Амоса Гевы «Марта Кон: так я случайно стала шпионкой». Внешний вид героини этого фильма способен ввести в заблуждение: совсем крохотная, согбенная, сморщенная старушка, настоящий «Божий одуванчик» – дунь и улетит! Особенно, если принять во внимание, что ей уже... 99 лет. Еще год – и она окажется на той границе, за которой ей смело можно пожелать «до 120», как принято у евреев. Ну да, она же – еврейка. Французская еврейка Марта Кон, которая родилась в старинном городе Мец (Лотарингия), недалеко от франко-германской границы, где евреи поселились еще в IV-V вв. В ее роду было несколько поколений раввинов…

Фото: Киногероиня Марта Кон.

Опрос

Как вы оцениваете свой «добробут» - уровень жизни?

Показать результаты

Loading ... Loading ...

…Это на вид она – «Божий одуванчик». А на деле, кажется, что она сделана из железобетона, и ее дух под стать телу – сила ума, энергия, оптимизм, юмор и подлинно фотографическая память Марты Кон оставят далеко позади нынешнее молодое поколение, не знающее большей беды, чем безденежье или сломанный смартфон.

Тогда как Марта Кон пережила все, что могло выпасть на долю одного человека. В Хайфе она дала интерьвю журналисту сайта Walla Авнеру Шавиту, рассказав о своей жизни, которая могла прерваться намного раньше.

Однако судьба была к ней благосклонна и в свои 99 лет, увенчанная высшими французскими наградами, Марта Кон прилетела в Израиль, чтобы доказать реальность всего, о чем рассказывается в фильме.

С началом войны она и ее семья прятали и спасали евреев, для которых огромная Франция стала мала, тут каждый прохожий мог оказаться доносчиком. Но семья Кон рисковала своими жизнями: по словам Марты, «сотни людей стучали к нам в дверь. Мы понятия не имели, кто они и откуда, но помогали всем». Ее сестра погибла в Освенциме.

Марта Кон пошла волонтером в армию союзников, но поначалу командиры ее недооценили – она была женщиной, да еще маленького роста. Только когда один из них обнаружил, что она говорит по-немецки так же легко, как на родном французском, командование поняло, что им в руки попал настоящий подарок.

Тринадцать раз Кон пыталась пересечь линию фронта. И все кончалось неудачно, а один раз она чуть не погибла. Наконец, она сумела попасть в Германию через Швейцарию. Сталкиваясь и беседуя с ней, немцы даже не подозревали, что перед ними – еврейка. Марта оставила свое имя, но сменила фамилию на Ульрих.

Так она и представлялась немцам: Марта Ульрих, родители погибли во время бомбежки, а жених – в плену у американцев. Слыша ее немецкий, собеседники ей доверяли и выбалтывали все, что знали.

Смелость, сообразительность и находчивость молодой разведчицы помогли ей добыть бесценную информацию, которая помогла союзникам провалить несколько операций генштаба вермахта.

После войны Марте Кон было, о чем рассказать, но она молчала долгие годы по двум причинам: «Прежде всего, когда ты занят шпионажем, ты берешь обязательство хранить тайны – и я молчала. Правда я – женщина, но я умею хранить тайны», - улыбнулась разведчица на пенсии».

Второй причиной было то, что после войны она никого не интересовала – ни во Франции, ни в Америке, куда Марта Кон переехала вместе с мужем. «В то время люди думали о будущем, а не о прошлом».

Она молчала до конца 90-х годов, пока не увидела объявления Фонда Спилберга, занятого сохранением устных воспоминаний очевидцев Катастрофы: «Это был первый раз, когда я села перед камерой и рассказала о том, о чем не рассказывала даже мужу и детям. Я не написала об этом ни строчки – все осталось у меня в голове».

– И вы все в точности помните?

– Психологи говорят, что нельзя помнить все, но они ошибаются. Когда я вернулась во Францию и в Германию, и рассказала о том, что было, люди были в шоке от того, насколько точно я все помню. Я помнила каждое лицо и каждый уголок.

После записанных воспоминаний для Фонда Спилберга Марта Кон сделала то же самое для Музея Катастрофы в Вашингтоне, а потом – для военного музея во Франции. Так ее история стала известной и она стала постоянным лектором в нескольких странах, выступая перед сотнями и тысячами людей. Так она и познакомилась с режиссером фильма, которая ездила вместе с ней три года.

– Каково было в первый раз увидеть фильм?

– Нормально. В нем показана моя жизнь такой, какой она была. И я ее помню так, как будто все было только вчера. Поначалу, когда я выступала с лекциями, я волновалась. Но я уже столько раз об этом рассказывала, что давно перестала ощущать какие-то эмоции. Нельзя жить всю жизнь одними эмоциями.

– Но то, что премьера состоялась в Израиле, вас как-то волнует? 

– Да, в определенной степени, потому что здесь о моей истории ничего не знали. Но я не люблю психологических вопросов.

На просьбу рассказать о своей семье Марта Кон сказала, что ее дед был раввином и «не мог вынести, что в синагоге был орган и там пели песни. Поэтому он построил ортодоксальную синагогу.

Эльзас-Лотарингия была единственным местом во Франции, где религия не была отделена от государства, так что по субботам мы ходили в школу, но не были обязаны писать и читать.

Но Марта Кон не ограничилась только воспоминаниями о войне. «Я надеюсь, – сказала она – что люди посмотрят этот фильм и поймут, что один человек может изменить историю. Каждый человек должен сделать все, что в его силах, чтобы повлиять на действительность. Нельзя сидеть сложа руки».

– А что вы скажете тем, кто боится?

– Нельзя бояться. Со страхом можно справиться – он продолжается только несколько мгновений. Если будем смелыми, справимся.

– На ваших лекциях всегда много молодежи. Что вы думаете об этом поколении?

– Оно такое же хорошее, как мое и последующее. Каждое поколение думает, что следующее поколение не такое хорошее. Но истина в том, что мы все одинаковы.

– И что вы им говорите?

– Две вещи: возьмите действительность в свои руки и постарайтесь ее изменить. И никогда в жизни не подчиняйтесь приказу вопреки вашей совести. Советы я даю только молодым. Пусть взрослые сами справятся.

– Откуда у вас столько смелости?

– От старшего брата. Когда мне было четыре года, он сказал то, что я помню всю жизнь: «Лучше умереть с высоко поднятой головой, чем быть рабом».

Источник.

Автор: Рафаэль РАММ (Хайфа, Израиль)
Источник:«Политика&Деньги» - politdengi.com.ua.

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Ваш запрос обрабатывается....

Комментарии - Нет комментариев

Добавить комментарий

Развернуть форму



Актуально...

Самые обсуждаемые

Популярные

46 queries. 0.214 seconds.
46 / 0.214 / 13.43mb