А тем временем...

В мире

Facebook

Главная » В мире

Создана: 15 July 2013 в 10:47

Политолог и философ Дмитрий ВЫДРИН: Власть – хоть изредка должна быть «ласковой и нежной»…

Недавно познакомился с результатами психологических экспериментов, которые полностью подтвердили мои интуитивные догадки и смутные подозрения. Суть этого эксперимента заключалась в том, чтобы определить: что младенцу человеческому (да и детенышу из приматов) более всего жизненно важно, что находится на вершине его пирамиды потребностей и базовых нужд. Банально предположили, что главное - еда (питье) и безопасность. А оказалось, что на этом же первостепенном уровне находятся ласки. Более того, ласки могут даже опережать по значимости само питание. Например, детенышу обезьяны предлагали на выбор двух суррогатных мам: одна - из жесткой холодной проволоки, но обильно кормила его вкусным и питательным молоком; вторая – мягкая, пушистая, тряпичная, ничем не кормила, но была очень приятна на ощупь...

Фото: Политэксперт Дмитрий Выдрин.

Опрос

Как вы оцениваете свой «добробут» - уровень жизни?

Показать результаты

Loading ... Loading ...

...Так вот, детеныши выбирали ласковые прикосновения тряпичной мамы, невзирая даже на то, что она не могла удовлетворить их голод и жажду. Практически то же самое демонстрировали потом и родные нам человеческие младенцы.

Но самое трагичное в этом эксперименте происходило тогда, когда детеныша оставляли одного в замкнутом помещении, где в изобилии была пища, но вообще не было никакой мамы – ни реальной, ни тряпичной, ни даже проволочной. Это помещение, невзирая даже на самую вкусную еду, комфортную температуру и обстановку, превращалось в так называемый «колодец отчаяния» - вызывало жуткую депрессию, ощущение безнадежности и беззащитности.

На мой взгляд, этот эксперимент способен перевернуть не только представления многих об устройстве биологических организмов, но и полностью изменить взгляды на внутреннюю и даже внешнюю политику.

Как-то я попытался систематизировать и проанализировать причины большинства последних политических конфликтов - и внутри нашей страны, и других, где возникали данные проблемы. Не буду вдаваться в подробности, детали, но, по моим подсчетам, большинство конфликтов как раз и связано с непониманием политиками иерархии потребностей их граждан.

Большинство политиков продолжает считать, что их гражданам важнее всего экономические проблемы. А вот если у них будет в достатке зарплаты, пенсии, стипендии, жилье, еда, современные гаджеты – все будут довольны, благополучны и счастливы.

Например, одним из таких политиков, причем сильных, ярких, харизматичных, я, безусловно, считаю премьера Турции Эрдогана. За десять лет правления он на порядки улучшил уровень и качество жизни простых турков. Фактически он превратил Турцию из отсталой зависимой страны в самодостаточную, сильную страну, регионального лидера и процветающую экономику. Поэтому для него личным потрясением, культурным и политическим шоком стали массовые протесты турок с требованием его ухода.

Как политолога, меня не мог не заинтересовать этот феномен. Я опрашивал многих знакомых турков – бизнесменов, преподавателей, студентов, простых граждан: в чем же причина их протеста? Ответы были - самые разные.

Но мне больше всего запомнилось высказывание одной женщины-архитектора: «Наверное, Эрдоган сильный политик, но он не ата – не отец своей нации. Он не умеет разговаривать с людьми по-человечески – без назиданий, без поучений, без суровости и угроз. Если бы он с нами спокойно, уважительно, с пониманием и вниманием поговорил, мы бы, конечно, не вышли на улицы. У него все есть, кроме милосердия, мягкости и любви».

Может быть, над Турцией тяготеет византийский рок, византийские представления о сути харизматического лидера, исходя из которых, ласковый лидер считался слабым лидером, а мягкий лидер – просто никудышным. Но, видимо, мир меняется, и дистанция между базовыми запросами ребенка и коренными потребностями нации становится все короче.

Президент (теперь уже, скорее всего, экс-президент) Египта Мурси пообещал своей нации модернизированную экономику, но, не ожидая даже экономических успехов, стал через свою партию «Свобода и справедливость» внедрять новые стандарты, соответственно, свободы и справедливости. А народ снова вышел против!

Я говорил со многими египтянами: в чем дело, брат? Они отвечали, что свобода и справедливость Мурси веет холодом политического высокомерия, шариатской назидательности и религиозной жесткости. «Президент слишком суров и слишком нетерпим для своего народа» - сказал один местный IT-шник.

Президент солнечной Грузии Михо Саакашвили пытался дать своему народу и новую экономику, и новую демократию. Сейчас его выталкивают с президентского поста под одобрительный свист и улюлюканье тбилисской улицы, которая когда-то на плечах внесла его в президентский дворец. Один мой знакомый грузин, пожилой и мудрый фермер, заметил по этому поводу: «Президент нас в шею гнал к демократии - быстрее, чем мы можем переступать ногами. А это - бесчеловечно!».

Человечность, мягкость, внимательность все больше становятся главным, но дефицитным политическим «товаром». Наверное, потому что многие чувствуют себя узниками «колодцев отчаяния» - все, вроде, для жизни есть, но вокруг - сжимается холодная пустота. И власть не знает, чем заполнить эту пустоту и развеять этот холод, поскольку не умеет тепло и по-человечески, с пониманием и радушием, без чванства и хамства разговаривать с простыми людьми.

Нет, не ласковый мир вокруг нас – рушатся старые модели дружбы, привычные модели трудоустройства и экономического выживания, даже классическая семья превращается в нечто непонятное. В этих условиях хотя бы от политики ждут, пусть дежурных и не совсем искренних, но человеческих жестов, очеловеченной и гуманизированной модели диалога с согражданами, пусть «плюшевых», но все-таки ласк. А политика, напротив, - опять заталкивает нас в «колодец отчаяния».

А любой «колодец отчаяния», тем более бездонный, имеет только один выход – на улицу, на площадь, на майдан.

Очень много политиков, философов прошлого, да и настоящего, сравнивали власть с громадным, всесильным, но безжалостным и жестоким животным, зверем. Например, самое известное метафорическое сравнение с Левиафаном – морским звероподобным чудищем.

Но хочется напомнить, что если власть и зверь, то у нее - значительная меньше проблем, когда она хоть изредка бывает «ласковой и нежной».

По материалам: «Главком».

Автор: Дмитрий ВЫДРИН, политолог, философ.
Источник:«Политика&Деньги» - politdengi.com.ua.

Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Ваш запрос обрабатывается....

Комментарии - Нет комментариев

Добавить комментарий

Развернуть форму



Актуально...

Самые обсуждаемые

Популярные

49 queries. 0.317 seconds.
49 / 0.317 / 14.62mb